Free Essay

Deutch

In: Other Topics

Submitted By ursumrus
Words 26579
Pages 107
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИСТОРИЯ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА

Учебное пособие

У Ф А 2002

УДК Печатается по решению
ББК редакционно-издательского совета И Башгоспедуниверситета

История немецкого языка. Учебное пособие / Автор-сост. В.Г. Нугаев ( Уфа: Изд-во БашГПУ, 2002. – с.

Учебное пособие представляет пути и основные этапы исторического развития форм существования немецкого языка, а также важнейшие изменения в его фонетической системе (историческая фонетика), грамматическом строе (историческая грамматика) и системе функциональных стилей, обусловившие его современное состояние. Пособие предназначено для студентов II-V курсов факультета иностранных языков, изучающих историю немецкого языка как учебную дисциплину.

Автор-составитель: В.Г. Нугаев, ст. преподаватель

Рецензенты: кафедра немецкого языка БГПУ, Нурисламова Ф.Н., кан.филол.наук, доцент БГ

© Издательство Башгоспедуниверситета, 2002

Оглавление

Введение I часть. Развитие немецкого языка
§ 1. Предмет истории немецкого языка……………………………………… 6
§ 2. Периодизация и критерии периодизации ………………………………. 7
§ 3. К истории древних германцев……………………………………………. 9
§ 4. Формирование немецкой народности…………………………………… 10
§ 5. Древневерхненемецкий период………………………………………….. 11
§ 6. Возникновение письменности на немецком языке……………………… 12
§ 7. Значение возникновения немецкой письменности…………………….. 14
§ 8. Средневерхненемецкий период………………………………………….. 16
§ 9. Развитие письменности на немецком языке……………………….. …… 17
§ 10. Расширение немецкой языковой области. Колониальные диалекты ….. 19
§ 11. Ранненововерхненемецкий период………………………………………. 22
§ 12. Формы существования немецкого языка в ранненововерхненемецкий период……………………………………. 23
§ 13. Особенности языка канцелярий…………………………………………. 25
§ 14. Языковая политика печатников………………………………………... 26 § 15. Реформация в Германии и роль М.Лютера…………………………….. 28
§ 16. Распространение восточносредненемецкого литературного языка….. . 31
§ 17. Нововерхненемецкий период…………………………………………….. 32
§ 18. Нормализация языка в 17 в……………………………………………….. 33
§ 19. Нормализация языка в 18 в……………………………………………….. 36
§ 20. Деятельность языковых обществ…………………………………………. 39
§ 21. Пуризм……………………………………………………………………… 41
§ 22. Периодическая печать…………………………………………………….. 42
§ 23. Нормализация немецкого литературного произношения………………. 44
§ 24. Нормализация немецкой орфографии……………………………………. 46

II часть. Историческая фонетика немецкого языка § 1. Вводные замечания………………………………………………………… 48 § 2. Фонологическая система древнегерманского языка……………………. 48 § 3. Закон Вернера……………………………………………………………… 50 § 4. Грамматическое чередования по закону Вернера……………………….. 51 § 5. Ударение……………………………………………………………………. 52 § 6. Система гласных фонем в древнегерманском языке……………………. 52 §7. Фонологическая система древневерхненемецких диалектов…………… 53 § 8. Звуковые изменения в древневерхненемецкий период……………. …… 54 § 9. Преломление………………………………………………………………… 54 § 10. Умлаут……………………………………………………………………… 55 § 11. Второе передвижение согласных………………………………………… 56 § 12. Распространение второго передвижения согласных…………………… 57 § 13. Система вокализма и консонантизма в древневерхненемецком………. 58 § 14. Фонологическая система средневерхненемецкого…………………….. 61 § 15. Дальнейшее развитие умлаута. Новые гласные фонемы……………… 62

§ 16. Изменения в области консонантизма…………………………………. 63 § 17. Фонемный состав средневерхненемецкого………………………….. 64 § 18. Фонологическая система ранненововерхненемецкого…………….. 65 § 19. Изменения в составе и системе фонем……………………………… 67 § 20. Фонологическая система немецкого литературного языка………… 69 III часть. Историческая грамматика а. Морфология § 1. Вводные замечания……………………………………………………. 71 § 2. Морфологическая структура древневерхненемецкого языка………. 72 § 3. Глагол…………………………………………………………………… 77 § 4. Аблаут…………………………………………………………………… 78 § 5. Ряды аблаута сильных глаголов……………………………………….. 79 § 6. Слабые глаголы…………………………………………………………. 81 § 7. Спряжение сильных и слабых глаголов……………………………….. 82 § 8. Формы повелительного наклонения…………………………………… 84 § 9. Неправильные глаголы…………………………………………………. 84 § 10. Возникновение аналитических форм………………………………… 86 § 11. Развитие страдательного залога………………………………………. 87 § 12. Прилагательное………………………………………………………… 88 § 13. Склонение имен прилагательных…………………………………….. 88 § 14. Местоимение…………………………………………………………… 90 § 15. Морфологическая структура средневерхненемецкого языка……….. 91 § 16. Развитие грамматических категорий существительного……………. 92 § 17. Развитие системы глагола в средневехненемецкий период…………… 93 § 18. Развитие грамматической категории времени……………………….. 93 § 19. Категория наклонения…………………………………………………. 94 § 20. Морфологическая структура ранненововерхненемецкого языка…… 96 § 21. Развитие новых грамматических средств выражения множественного числа…………………………………………….. …. 98 § 22. Изменения в системе аблаута сильных глаголов…………………….. 99 § 23. Развитие футурума…………………………………………………….. 101 б. Синтаксис § 1. Структура предложения в древневерхненемецкий период…………… 103 § 2. Выражение отрицания…………………………………………………… 106 § 3. Сложное предложение…………………………………………………… 107 § 4. Основные изменения в структуре средневерхненемецкого предложения…………………………………. 108 § 5. Развитие артикля…………………………………………………………. 109 § 6. Основные изменения в структуре ранненововерхненемецкого предложения……………………………… 111

Заключение на немецком языке…………………………………………….. 115

Вопросы для самоконтроля…………………………………………………. 121
Литература……………………………………………………………………. 122
Приложение…………………………………………………………………… 123 История немецкого языка (Учебное пособие)

Введение

Учебное пособие по истории немецкого языка предназначено для студентов факультета иностранных языков. Оно знакомит их с основными историческими этапами развития немецкого языка, с существенными изменениями в фонологической системе, грамматическом строе, системе функциональных стилей, в формах существования немецкого языка в разные периоды его развития, позволяет лучше понять систему современного языка, некоторые фонетические и лексико-грамматические особенности изучаемого языка на современном этапе. Данное учебное пособие позволит студентам систематизировать полученные знания по практической грамматике, фонетике, страноведению и истории немецкой литературы; облегчит им усвоение специальных теоретических дисциплин. Изложение построено по аспектам языка, что дает возможность проследить каждое явление языка в его развитии. Основное внимание уделяется историческому объяснению каждого явления, т.е. оно рассматривается в тесной связи с тем, что предшествовало данному явлению, какие лингвистические и экстралингвистические факторы обусловили его становление и развитие и чем стало данное явление в последующий период развития языка. Пособие состоит из трех основных разделов. Первая часть включает введение, общую характеристику основных этапов развития немецкого языка. В ней описываются важнейшие политические, экономические и культурно-исторические события, деятельность выдающихся исторических личностей, повлиявших на развитие немецкого языка. Во втором разделе рассматриваются существенные изменения в фонологической системе немецкого языка на протяжении всей его истории (историческая фонология), начиная с древнегерманской эпохи и кончая временем формирования фонологической системы современного немецкого литературного языка. В третьем разделе излагаются основные положения исторической грамматики немецкого языка, рассматриваются особенности формообразования знаменательных частей речи, развитие структуры простого и сложного предложения в историческом аспекте. В конце пособия дается краткий обобщенный материал на немецком языке по основным этапам его исторического развития, что должно облегчить работу студентов с немецкоязычной литературой по истории немецкого языка. Учебное пособие предназначено для самостоятельной работы студентов, составлено в соответствии с Учебной программой, содержит основные положения курса истории немецкого языка, которые раскрываются более полно и глубоко на лекциях и семинарских занятиях. В конце пособия даны вопросы для самоконтроля, список литературы, а также приложение, содержащее таблицы и схемы, позволяющие наглядно представить некоторые разделы истории немецкого языка.

I часть. Развитие немецкого языка

§ 1. Предмет истории немецкого языка

История немецкого языка является одним из разделов германистики, который изучает и описывает существенные изменения, происходящие в системе немецкого языка (в фонетике, грамматике, лексике), формах существования языка, в системе его функциональных стилей на протяжении всей его истории. Ее интересуют как константные, постоянные, так и изменчивые языковые свойства в тот или иной период развития языка. Изменения в языке носят эволюционный характер, постепенно накапливаясь, они приводят к качественно новому состоянию всей системы языка. Изменения в одной подсистеме языка, например, в фонетической, могут вызывать существенным изменениям в других подсистемах. Система языка включает в себя, таким образом, три подсистемы: фонетическую, грамматическую и лексическую. Между этими подсистемами устанавливаются тесные взаимосвязи, так что определенному состоянию одной подсистемы соответствуют определенные состояния двух других подсистем. В своем тесном взаимодействии они обеспечивают нормальное функционирование языка как средства общения на протяжении всей его истории. Особенности использования языка его носителями в различных сферах жизнедеятельности находят свое отражение в системе функциональных стилей языка. Начиная с самых первичных стилей: стиля повседневно-бытового общения и стиля устного поэтического творчества (сказания, легенды), немецкий язык постепенно обретает все многообразие функциональных стилей, которые характеризуют функционирование немецкого языка во всех актах коммуникации. Все более усложняющиеся условия речевого общения и все более разнообразные задачи общественной жизни оказывают влияние на язык, вызывая в нем существенные изменения. Это влияние находит свое отражение в исторических формах существования языка. Их можно изобразить схематически в виде пирамиды, в основании которой находятся региональные диалекты, вершину образует общенациональный немецкий литературный язык (Hochdeutsch), между вершиной и основанием располагаются обиходно-разговорные языки (Umgangssprachen). Термин «верхненемецкий» употребляется в германистике в двух значениях: 1) для обозначения местных диалектов средней и южной, возвышенной, части Германии в противоположность диалектам северонемецкой низменности (нижненемецкий – niederdeutsch oder plattdeutsch); граница между верхненемецкими и нижненемецкими диалектами определяется вторым передвижением согласных; 2) для обозначения общенемецкого литературного языка, сформировавшегося на основе верхненемецких диалектов, в противоположность территориально раздробленным местным диалектам. В этом значении термин »верхненемецкий» характеризует язык, обладающий авторитетом национальной нормы (Hochdeutsch, Hochsprache).

§ 2. Критерии периодизации истории немецкого языка Формирование общенационального литературного немецкого языка происходило на протяжении многих столетий и неразрывно связано с историей немецкого народа, его носителя. В истории немецкого языка лингвисты выделяют несколько периодов. Критериями периодизации большинство лингвистов считает: 1) изменение тела языка (Sprachkörper), т.е. изменения в фонологической системе, в формо- и словообразовании, словарном составе языка; 2) изменение форм существования языка: важным при этом является, существует ли язык только в устной форме или имеет уже свою письменность, выступает ли он в форме региональных диалектов или появились его наддиалектные формы, а также в каком соотношении находятся диалекты и наддиалектные формы и т.д. Некоторые лингвисты различают 3 основных группы критериев периодизации: 1) языковые критерии, которые относятся как к самой системе языка, так и к сфере употребления языка; 2) различные критерии социолингвистического плана: варианты и их отношения друг к другу, роль других языков и их влияние на немецкий язык, воздействие языковых образцов отдельных регионов распространения немецкого языка, влияние авторитетных исторических личностей на язык и др.; 3) экстралингвистические критерии: исторические события, социальные, экономические и различные культурные факторы. Одновременно выдвигаются предложения сформулировать ещё одну группу критериев, четвёртую, в которую предлагается включить прагматические и медиаисторические критерии. Традиционная периодизация немецкого языка, впервые установленная Якобом Гриммом (1785-1863) в его «Немецкой грамматике» (1819-1837), наметила основные вехи языкового развития. В соответствии с ней история немецкого языка делится на три основных периода: древневерхненемецкий, средневерхненемецкий и нововерхненемецкий. Большинство лингвистов выделяют следующие периоды в истории немецкого языка: 1) вторая половина 5 в. – 770 год – дописьменный период; 2) 770 – 1050 – древневерхненемецкий период; 3) 1050 – 1350 – средневерхненемецкий период; 4) 1350 – 1650 – ранненововерхненемецкий период; 5) 1650 – наше время – нововерхненемецкий период. Во второй половине 5 в. н.э. начинается развитие немецкого языка из древних западногерманских племенных диалектов. До середины 8 в. немецкий язык не имел письменных памятников. О словарном и звуковом составе, грамматическом строе языка судят главным образом на основе результатов сравнительно-исторического исследования германских языков. Этот самый ранний этап в истории немецкого языка получил название дописьменного периода. С возникновением письменности на немецком языке в 770 году начинается собственная история немецкого языка. Первый исторический, письменно зафиксированный период простирается условно до середины 11 века, до завершения формирования немецкой народности и его языка. Немецкий язык в этот исторический период представлен совокупностью близкородственных территориальных диалектов, развившихся из западногерманских пленных диалектов в политических границах трех государственных образований: сначала Франкской империи, затем Восточнофранкской империи и после Германской империи. В этих территориальных диалектах происходят одинаковые языковые процессы, например второе передвижение согласных; в лексической системе формируется общий словарный состав. Второй исторический период приходится на время расцвета феодализма в Германии. Характерным признаком развития немецкого языка в данный период является дальнейшее развитие письменности на немецком языке и возникновение наддиалектной формы письменного немецкого литературного языка, так называемого «классического средневерхненемецкого языка». В этот период происходит значительное расширение немецкой языковой области и возникновение новых территориальных диалектов. В ранненововерхненемецкий период в различных областях Германии формируются региональные варианты литературного языка, между которыми в условиях роста национального самосознания и усиливающейся тенденции к языковой унификации возникает соперничество за общенациональную значимость. В этот период закладываются основы нормализации немецкого литературного языка. В нововерхнемецкий период соперничество между региональными вариантами немецкого литературного языка завершается победой восточносредненемецкого литературного языка. На его основе происходит нормализация общенационального литературного языка. В некоторых учебниках по истории немецкого языка предлагается своеобразная двухчастная периодизация процесса развития языка в пределах верхненемецкой языковой области: 1. Немецкий язык Средневековья (500 г.-1450/1500 гг.), в котором подразделяют: язык периода раннего Средневековья (5/6 вв.-1050 г.); язык периода расцвета Средневековья (Hochmittelalter), приходящийся на 1050-1250 гг. и язык периода позднего Средневековья (1250-1450/1500 гг.); 2. Немецкий язык Нового времени (1450/1500 - современный период), в котором выделяют следующие этапы: язык раннего Нового времени (1450/1500-1650 гг.), язык среднего Нового времени (1650-1800 гг.), язык нового (jüngeren) Нового времени (1800-1950 гг.) и язык новейшего (jüngsten) Нового времени (1950-настоящее время). Современные германские языки
Западногерманская подгруппа: 1. английский язык; 2. немецкий язык; 3. нидерландский (голландский) язык; 4. африкаанс (бурский); 5. идиш – современный еврейский язык; 6. фризский.
Северогерманская (скандинавская) подгруппа: 1. исландский язык; 2. норвежский язык; 3. фарерский язык; 4. шведский язык; 5. датский язык.

§ 3. К истории древних германцев Заселение севера Европы индоевропейскими племенами происходило приблизительно в 3-2,5 тыс. лет до н.э. До этого побережье Северного и Балтийского морей было заселено племенами иной этнической группы. От смешения с ними пришлых индоевропейских племен произошли племена, давшие названия германцам. Их язык, обособившийся от других индоевропейских языков, явился германским языком-основой, из которого в процессе последующего дробления племен, распада древнегерманской общности возникли новые измененные языки германцев. К 1 в. н.э. образуются следующие группы германских племен: 1. В Скандинавии живут северогерманцы, или скандинавы. Их племенные языки представлены до 10 в. памятниками рунической письменности; с 10 в. различают древнедатский, древнешведский, древненорвежский и древнеисландский языки. 2. Восточнее реки Одер на побережье Балтийского моря и в нижнем течении Вислы живут готы, бургунды, вандалы. Это восточногерманские племена. Они представлены письменными памятниками готского языка, относящимися к 4-6 вв. С разрушением королевства остготов письменность на готском языка исчезла. 3. Западнее реки Одер, на побережье Северного моря между реками Эльба и Рейн до Центральнонемецких гор живут западногерманские племена. Они представлены, начиная с 7 в., памятниками на древнеанглийском, древнефризском, древнесаксонском, древненижнефранкском и древневерхненемецком языках. К западногерманским племенам относят три больших племенных и культовых союза: а) на побережье Северного моря живут фризы, юты, англы, саксы и др. Это ингвеоны; б) на территории между Рейном и Везером живут батавы, хамавы, хатты, убиеры и др. Это рейнско-везерские германцы с культовым названием иствеоны; в) на нижнем и среднем течении Эльбы живут эльбские германцы с культовым названием герминоны. Это свебы, маркоманы, лангобарды, гермундуры, хатты. Восточные германцы уже во 2 в. н.э. пришли в движение. Началась эпоха Великого переселения народов. В нем приняли участие и западногерманские племена. В 3 в. из свебов и некоторых рейнско-везерских германцев образуется племя алеманнов. Основная масса рейнско-везерских германцев образует племенной союз франков. Большая часть германских племен на Северном море объединяется под именем саксы. Наряду с этими племенами остались некоторые старые племена: фризы, гермундуры (позднее тюринги), хатты (позднее гессы), маркоманы, последние образовали ядро племен бавары. С 5/6 в. по середину 11 в. из западногерманских племен франков, баваров, алеманнов, тюрингов и саксов происходит формирование немецкой народности, а их племенные языки образуют основу древневерхненемецкого языка.

§ 4. Формирование немецкой народности Немецкая народность и немецкий язык сформировались в эпоху раннего средневековья, в 5–11 вв., из близкородственных западногерманских племен (франки, алеманны, бавары, хатты, тюринги, саксов) и их племенных языков. На начальном этапе становления немецкой народности и его языка ведущая роль принадлежала франкам. Объединившись в мощный племенной союз под предводительством салического короля Хлодвига из рода Меровингов, они захватили территории других германских племен, а также бывшую римскую провинцию Галлию (современная Франция) и основали в 486 году могущественную империю франков, в которую входили территории восточнее Рейна, населенные германскими племенами, и завоеванная Галлия, расположенная западнее Рейна. Таким образом Франки выступили объединителями западногерманских племен. В 496 году Хлодвиг и франкское дворянство приняли христианство. Империя франков просуществовала до середины 9 в. Своего расцвета она достигла при Карле Великом из рода Каролингов (742 - 814). Объединение франков, алеманнов, баваров, тюрингов и саксов в империи франков послужило основой становления новой национальности, немецкой народности и его языка. В рамках этой империи на протяжении нескольких столетий происходило формирование также и языка французской народности. Деятельность Карла была направлена на укрепление государства. Эпоха Карла вошла в историю как эпоха «Каролингского Возрождения». При его дворе собирались ученые и поэты, он способствовал распространению культуры и грамотности через монастырские школы и через деятельность монахов-просветителей. И все-таки империя франков оставалась многоязыковым, этнически пестрым государством со слабой централизованной властью. На территориях восточнее Рейна население говорило на германских племенных диалектах, западнее Рейна на ретороманских. Эти языки были до 8 века бесписьменными, служили только средством устного общения; письменным, государственным языком франкского государства была латынь. Вторым важным шагом в формировании немецкой народности и его языка было образование восточнофранкской империи, в которую вошли земли восточнее Рейна. Империя франков была при внуках Карла Великого поделена по Верденскому договору (843г.) на три королевства. Этому предшествовал договор (842г.) между Карлом Лысым и Людвигом Немецким о союзе против их брата Лотаря, известный как «Страсбургские клятвы». Этот договор был составлен на двух языках – древневерхненемецком и старофранцузском, что соответствовало объединению населения по более близким языковым связям внутри государства Каролингов. По Верденскому договору западная часть империи – будущая Франция – отошла Карлу Лысому, восточная часть – будущая Германия - Людвигу Немецкому, а Италию и узкую полосу земли между владения Карла и Людвига получил Лотарь (Лотарингия). Окончательное формирование немецкой народности и его языка завершается в 10/11 вв. с развитием феодальных отношений в Восточнофранкском королевстве (843 - 918), которое с коронацией Оттона I в 962 году в Риме становится Германской империей. Происхождение слова „deutsch“ Впервые это слово встречается в латинском тексте 786 г. в латинизированной форме «theodiscus» (от гот. Þiuda; двн.diot–народ) и обозначало народный язык в отличие от официального письменного языка франкского государства – латыни. Франки западных областей Франкского государства, ассимилировавшись с местным галло-римским населением и переняв его язык, дали этому языку, формировавшемуся на основе средневековой латыни, название frencisс, производное от своего племенного названия franci. Но еще до того, как родной язык был утрачен, франки стали называть его diutisc «народный». В 9 в. существовали два обозначения для двух языков: theodisc для языка Восточнофранкского государства и walhisc (романский) для языка западных франков. С конца 11 в. (1090 г.) слово diutisc стали употреблять применительно к прирейнским франкам и к соседним родственным племенам и к их стране уже в значении «немцы», «государство немцев» и их язык: diutischin sprechin, diutischin liute in diutischemi lande. Так слово diutisc (deutsch) стало самоназванием немецкого народа. Закрепление его в этой функции свидетельствует о завершившемся к этому времени этапе образования немецкой народности в политических границах бывшего Восточнофранкского государства. Таким образом, условно можно утверждать, что к середине 11 в. в основном сложилась немецкая народность и определилось структурное единство её языка в результате постепенного сближения бывших племенных диалектов франкского, алеманского и баварского ареалов. Цементирующую роль играли при этом процессы, происходившие в сфере письменного языка, обособлявшегося постепенно от специфики разговорно-бытовой речи в связи с выработкой системы признаков наддиалектного типа языка новой формации.

§ 5. Древневерхненемецкий период Общая характеристика периода Древневерхненемецкий период – это период формирования немецкой народности и её языка сначала в границах Франкского государства (до середины 9 в.) и затем Восточнофранкского государства. Формирование немецкой народности завершается провозглашением в 962 г. Германской империи. На протяжении двн. периода складывается новая форма существования языка в виде совокупности областных, территориальных диалектов, которые формируются на основе более древних племенных диалектов, наследуя многие их черты. Однако в отличие от племенных языков областные все более утрачивают связь с какой-либо определенной этнической группой (племенем), закрепляясь за определенной территорией. Со временем у каждого областного диалекта вырабатываются свои новые местные особенности, уже не связанные со старым племенным делением. Совокупность характерных признаков этих областных диалектов получила название древневерхненемецкого языка (das Althochdeutsche). Древневерхненемецкий язык – это древняя письменно засвидетельствованная форма языка народов, которые обозначили себя словом „deutsch“, древний в отличие от средне- и нововерхненемецкого языка, верхний выступает как географический термин, обозначающий гористый рельеф местности центральной и южной Германии, где были распространены областные диалекты, принявшие участие в древневерхненемецком передвижении согласных, в отличие от нижненемецких диалектов. К верхненемецким областным диалектам относят алеманнский, баварский, восточнофранкский и южнофранкский, рейнскофранкский и среднефранкский. Их характеризуют следующие общие отличительные признаки:
- возникновение и развитие письменности;
- второе передвижение согласных и ряд других звуковых явлений;
- грамматикализация аблаута;
- использование приставки gi- для перфективации;
- развитие артикля из старого указательного местоимения (основная причина: исчезновение и унификация окончаний);
- постепенное формирование аналитических временных форм глагола Perfekt, Plusquamperfekt и форм пассива – переход от чисто синтетического к флективно-аналитическому строю языка;
- замена аллитерационного (германского) стихосложения стихом с конечной рифмой.

§ 6. Возникновение письменности на немецком языке В духовной культуре раннего феодализма важную роль играла римская католическая церковь, которой принадлежало господство в науке, образовании, поэзии, архитектуре и изобразительном искусстве. Церковь служила важнейшим средством укрепления феодальных отношений, воспитания населения в духе верноподданнического смирения. Для проведения христианизации языческих народов франкской империи необходимо было духовенство из местного населения, которое могло бы проводить богослужение на родном языке. Возникновение письменности на немецком языке служило средством обучения священнослужителей христианской теологии, глубокому пониманию догм христианского вероучения. Это определило систему образования в Каролингской империи. Главными местами обучения были монастыри и аббатства, например, Сан-Галлен основан в 614 г.; Рейхенау в 724 г.; Мурбах в Верхнем Эльзасе в 727 г.; Фульда в 744 г.; Лорш в 764 г. Церковь, таким образом, была носительницей культуры, которая получила название религиозно-монастырской. Монахи и клирики преподавали в монастырских школах. Занимались переписыванием ценных рукописей античной письменности, переводом теологических сочинений, псалмов, молитв, издавали собрания проповедей, комментарии библии. На немецкий язык в этот период значительное влияние оказала позднелатинская христианская культура. Благодаря ей в немецкую поэзию была введена конечная рифма. Образцом были христианские гимны на латинском языке. Древняя аллитерационная техника стихосложения во второй половине 8в. стала приходить в упадок, особенно в южной Германии, в значительной степени из-за того, что, например, герм. wl-, wr-, hl-, hr-, hw- превратились на юге Германии в l-, r-, h-, v-, w-. Конечная рифма имела немалое значение для создания нового немецкого поэтического языка (Dichtersprache). Новая письменность не имела непосредственной связи с более древними руническим письмом. Образцом для письменного языка был латинский язык, поэтому почти все связанные тексты того времени представляли собой переводы или обработки латинских христианских оригиналов. Самыми древними письменными памятниками древневерхненемецкого являются глоссы, т.е. отдельные немецкие слова или словосочетания, объясняющие трудные для понимания латинские слова и обороты из латинских текстов. Из отдельных глосс составлялись словарики – глоссарии. Самый древний глоссарий, Керонский, или «Аброганс» (название дано по первому литинскому слову в нем). Ориентация письменности на нужды церковно-христианской пропаганды приводила к тому, что все народное, связанное с древними преданиями, песнями, обычаями, с языческими верованиями, не только не записывалось, а, наоборот, уничтожалось. Самый значительный языческий памятник – «Песня о Хильдебранте» («Das Hildebrandslied») – представляет собой героико-эпическую песню из цикла песен о Дитрихе Бернском (т.е. остготском короле Теодорихе, 6 в.). Кроме «Песни о Хильдебранте», сохранилось еще несколько языческих заговоров. Самые древние (10 в.) – это т.н. «Мерзебургские заклинания» («Merseburger Zaubersprüche»), записанные в монастыре Фульда на восточнофранкском диалекте. Христианские памятники двн. периода делятся на прозаические и поэтические. Древнейший прозаический текст «Isidor» представляет собой анонимный перевод богословского трактата «О католической вере» испанского епископа Исидора Севильского (ум. в 636 г.), сделанный в 8 в. на рейнскофранкском диалекте. Переводчик «Исидора» пользовался продуманной и систематизированной орфографией, сумел дать осмысленный перевод сложного религиозно-философского трактата. К первой половине 9 в. относится перевод свода евангелий сирийца Татиана (создан во 2 в. н.э.) на восточнофранкский диалект. В конце 8 в.-начале 9 в. с латыни были переведены основные, наиболее важные молитвы – «Отче наш», «Символ веры», формулы крещения и т.д. Переводы сделаны в монастырях Сан-Галлен, Вейсенбург и Фрейзинг соответственно на алеманнском, рейнскофранкском и баварском диалектах. К концу 10 в.-началу 11 в. относится переводческая деятельность Ноткера (Notker der Deutsche, ум. в 1022 г.), руководителя монастырской школы в Сан-Галлене. Для целей школьного преподавания он перевел с латинского языка целый ряд произведений классической и религиозной литературы: «Риторику» и «Категории» Аристотеля, морально-философский трактат философа-стоика 6 в. Боэция и ряд других произведений. Ноткеру принадлежат записи большого числа народных поговорок и притч. Его сочинения отличаются продуманной орфографией и упорядоченностью знаков препинания. При переводе латинских текстов он стремился создать немецкую философскую терминологию. К наиболее значительным поэтическим религиозным памятникам относится поэма о страшном суде «Муспилли», написанная аллитерационным стихом. Самым обширным стихотворным памятником религиозного содержания является евангельская гармония ученого монаха Отфрида, преподавателя в монастыре Вейсенбург в Эльзасе, созданная в 60-е годы 9 в. на рейнскофранкском диалекте. Отфрид – первый немецкий поэт, известный по имени. Он отказался от использования аллитерационного стиха и заменил его рифмой. На рейнскофранкском диалекте написана и небольшая рифмованная поэма «Песнь о Людвиге» («Das Ludwigslied»), созданная в честь победы Людовига III, короля западных франков, над норманнами в 881 г.

§ 7. Значение возникновения письменности на немецком языке Письменная фиксация устных областных диалектов с помощью знаков латинского алфавита способствовала звуковой нормализации и постепенно более четкой грамматической систематизации. К тому же устная речь передавалась огрубленно из-за несоответствия или отсутствия нужных знаков в латинском алфавите. Так возникли письменные диалекты, которые не совсем соответствовали устным диалектам. Вскоре стали складываться определенные письменные традиции. Они могли распространяться от одного места письменной фиксации к другому, что вело к определенному выравниванию письменных диалектов между собой, но ещё больше отдаляло письменную речь от устной. Влияние письменных традиций сказывалось также в том, что письменный диалект монастыря, аббатства, канцелярии мог не репрезентировать территориальный диалект данной местности. Так, например, в монастыре Фульда в 9 в. пользовались восточнофранкским диалектом, затем постепенно перешли на рейнскофранкский, который был распространен в данной местности. Или употребление «франкского немецкого языка» в Рейхенау было связано в первую очередь с тем обстоятельством, что писцы из Рейхенау обучались своему ремеслу во франкской области, передавали его своим ученикам в Рейхенау. На формирование языка письменных памятников влиял также оживленный литературный обмен между монастырями. Наконец, для формирования языка известную роль сыграла также родина монахов. Своеобразное смешение различных диалектных элементов в двн. текстах не было связано с тенденцией к развитию общего языка (Gemeinsprache). Оно объясняется тем, что на писца могла влиять письменность различных школ. Можно отметить наличие нескольких локально ограниченных, подчинившихся силе традиции двн. письменных диалектов, в которых были заметны попытки создания обработанного языка, например, в превосходном двн. переводе Исидора или в произведениях Ноткера Немецкого. Значительное число однотипных текстов, создаваемых в разных монастырях и других духовных центрах того времени, свидетельствуют о том, что тексты молитв, особенно «Отче наш», покаяний, символа веры создавались в разных центрах параллельно и независимо друг от друга для нужд своей паствы лицами, обладавшими неодинаковыми знаниями и неодинаковым умением перевода. Велико также расхождение между высокой языковой культурой, отличавшей античных писателей и философов, и бедностью, относительной примитивностью создаваемой письменной формой немецкого языка. Приспособление этой формы к решению новых задач, использование её в новых жанрах литературы означало качественное преобразование языковой формы. Это был своеобразный культурный взрыв, когда в поразительно короткий срок (менее ста лет) создавался совершенно новый тип обработанной формы языка и вместе с тем, этот процесс знаменовал рождение и развитие новых форм культуры, сменявших древние культурные формы, древний узус германского мира. В церковно-монастырской среде под влиянием южноевропейской культуры сложился немецкий научный язык. Ноткеровский перевод „Consolationes philosophiae“ Боэция – это первое философское произведение на немецком языке. Книжный язык объединил элементы учености с чертами, идущими от христианства. Немецкий словарный состав заметно развился, приобрел все большую способность обозначать явления духовной и умственной жизни, выходящие даже за пределы книжной и церковной сфер. Создание письменности, появление многочисленных переводов латинской христианской литературы разных жанров, от малой прозы – текстов молитв, покаяний…до философско-теологических произведений явилось могучим стимулом развития немецкого языка. Прежде всего это проявляется в развитии новых словообразовательных средств, ведущее положение занимают не простые заимствования, а разные формы приспособления немецкой лексики к латинским образцам: кальки, т.е. буквальные переводы компонентов сложного слова, образование производных слов при помощи системы немецкой суффиксации, изменение семантической структуры немецкого слова под влиянием латинского образца. Создание письменности способствовало тому, что постепенно в новой форме языка стали накапливаться признаки, характерные для наддиалектных обработанных форм языка. Лексические инновации христианской письменности, а также формирование под влиянием латинских образцов несвойственных устной речи языковых структур явилось первым звеном в процессе обособления письменного языка от диалекта, начальным этапом становления немецкого письменного литературного языка. Так сложилась своеобразная языковая ситуация, при которой диалектам противостояли три разновидности наддиалектного обработанного языка: латынь, реликты устных обработанных форм (язык устной поэзии, устного права, обряда) и немецкий язык христианской письменности, в котором постепенно накапливались признаки, характерные для литературного языка. Однако язык древненемецкой письменности имеет ярко выраженную региональную окраску. В каждом памятнике отражается некая совокупность признаков диалектного ареала, особенно на фонетико-орфографическом уровне. В целом для характеристики языковой ситуации в двн. период важны три момента: 1) господствующее положение латинского языка и ограниченность сфер применения местного письменного языка; 2) бесспорное наличие регионального варьирования в языке немецкой письменности; 3) совокупность фактов, свидетельствующих о существовании некоторых структурных особенностей, выводящих языковую систему того или иного памятника за пределы конкретной языковой области.

§ 8. Средневерхненемецкий период (1050-1350)

Общая характеристика периода

К 12 в. завершается процесс формирования феодальных государств на территории Европы. В 12-14 вв. Германия – государство развитого феодализма. Феодальная Германия представляла собою конгломерат поместий-государств, независимых в значительной степени от центральной власти императора Германской империи, основанной Отгоном I в 962 г. Господствующий класс – феодальная знать – образует особое привилегированное сословие. Из конной свиты феодала формируется рыцарство. Для нового понятия «рыцарь» в языке появляется слово «ritter». Новое сословие породило новую узко-сословную идеологию и культуру. Эта рыцарская идеология и культура с ее куртуазной (от фр. court «двор») литературой, нравами приходит в Германию из соседней Франции, классической страны феодализма. Светская рыцарская литература, преимущественно стихотворная по своей художественной форме, была по существу первой светской литературой на немецком языке. В результате ее расцвета религиозно-церковная литература оказалась оттесненной на задний план. Понятие «средневерхненемецкий язык» можно проинтерпретировать следующим образом: средний означает, что немецкий язык в этот период занимает срединное положение между языком в древний и новый периоды, верхний имеет географическое значение языка, формирующегося на основе верхненемецких диалектов центральной и южной областей Германии. Средневерхненемецкий язык характеризуется следующими отличительными признаками: - расширение сферы использования немецкого языка в письменности, новые литературные жанры; образование письменной наддиалектной формы литературного языка - так называемого классического средневерхненемецкого языка; постепенное вытеснение латыни из области деловой документации; формирование основ стиля немецкой научной прозы; - расширение немецкой языковой области в результате восточной экспансии немецких рыцарских орденов, возникновение колониальных диалектов; - ослабление и редукция безударных гласных в формообразующих аффиксах и окончаниях; - дальнейшее развитие умлаута и преломления в грамматическое средство формообразования (внутренняя флексия), вследствие развития умлаута происходит образование новых гласных фонем; - возникновение согласных фонем [ ∫ ], [ z ], [ v ]; - упрощение и унификация падежных и личных окончаний; -дальнейшее развитие категорий определенности/неопределенности у существительных и времени и наклонения у глагола; - усиление тенденций двусоставности предложений, различного порядка слов в простом и придаточном предложениях.

§ 9. Развитие письменности на немецком языке Сфера использования письменного немецкого языка в этот период стала гораздо шире, чем в предшествующий древневерхненемецкий период. Значительное развитие получили лирика и эпос, а также стихотворная драма. Кроме того, оригинальная немецкая проза наряду с переводной прозой, всё более распространяясь, ограничивает использование латинского языка как в поэтических формах, так и при рассмотрении вопросов научного и практического характера. Уже около 1200 г. существовало историческое сочинение в прозе, которое было посвящено Дитриху Бернскому. Оно получило отражение в северной «Саге о Тидреке» (1260 г.). Первая правовая книга на немецком языке «Саксонское зерцало» и первый немецкий труд по истории «Саксонская мировая хроника» Эйке из Репгова и Сан-Галленская хроника относятся к первой половине 13 в. В произведениях немецких мистиков мир религиозных переживаний отражен в оригинальной немецкой прозе. Образцом ораторской прозы являются проповеди Бертольда Регенсбургского. Немецкий язык проникает и в канцелярии. В княжеских и городских канцеляриях им начинают пользоваться в разных местностях и в различное время. В кельнских „Schreinsurkunden“ немецкий язык используется уже в 12 в. На востоке и на севере Германии он распространяется лишь в начале 14 в. Из 2500 документов, написанных на немецком языке до 1300 г., около 2200 возникло на верхненемецкой почве. Этот процесс был ускорен тем, что Фридрих II в 1235 г. издал на немецком языке первый имперский закон. Позднее Людвиг Баварский (1314 – 1347) закрепил употребление немецкого языка в грамотах. 12-13 вв. были временем расцвета литературы, основными жанрами которой явились героический эпос, куртуазный эпос (рыцарский роман) и рыцарская любовная лирика (миннезанг). Еще один жанр – шпильманский эпос – соединял в себе черты героического и куртуазного эпоса с примесью сказочных мотивов и восточной экзотики. Героический эпос является по происхождению древним народным жанром, который уходит своими корнями в 4-6 вв. Например, «Песнь о Нибелунгах» («Das Nibelungenlied») была записана в начале 13 в. в Австрии, включает 39 глав-авентюр. «Песня о Гудруне» («Das Gudrunlied») – второй крупный памятник свн. героического эпоса. Он создан в первой половине 13 в. в Палермо (Италия) автором из австрийско-баварской языковой области. Цикл поэм о Дитрихе Бернском составляют поэмы «Бегство Дитриха», «Равеннская битва» и некоторые другие, они записаны в 13 в., имеют ярко выраженный демократический характер. Шпильманский эпос – эпические поэмы, широко распространены в этот период, получили свое название от свн. spilman «бродячий певец». В шпильманском эпосе причудливо сочетаются черты народно-демократические, духовные и светские, рыцарские, сюжеты героические, куртуазные, восточные, сказочные. Значительными у них являются поэмы «Герцог Эрнст», «Король Ротер». Куртуазный эпос, или рыцарский роман проникает в Германию в 70-х гг. 12 в. из Франции. Все произведения этого жанра в Германии представляют собой переработки французских рыцарских романов, главным образом, романов Кретьена де Труа. Крупнейшими представителями немецкого куртуазного эпоса были Генрих фон Фельдеке (основоположник куртуазного стиля в немецкой и нидерландской литературе, автор романа в стихах «Энеида»), Гартман фон Ауэ (рыцарские романы «Эрек», «Ивен»), Готфрид Страсбургский (роман «Тристан и Изольда»), Вольфрам фон Эшенбах (романы «Парцифаль» и «Виллехальм»). Миннезанг – второй по обилию произведений новый жанр в литературе свн. периода. Это лирическая поэзия, преимущественно любовная. Ее расцвет падает на период со второй половины 12 в. до середины 13 в. Миннезанг имеет ярко выраженный сословный, феодально-рыцарский характер. Поэты-миннезингеры обогатили немецкую поэзию и по форме, и по содержанию. В центре внимания их произведений находится мир индивидуальных чувств и переживаний. Их стихотворения многострофны, отличаются сложным строением, точной рифмой, постоянным числом не только ударных, но и неударных слогов. С середины 13 в. проявляются признаки упадка феодально-рыцарской системы, а с ней и её идеологии и культуры. Произведения куртуазного эпоса и лирики миннезанга несут на себе печать подражательства, эпигонства. С культурным упадком рыцарства ведущую роль в области литературы начинает играть бюргерство, влияние которого на развитие культуры возрастает с экономическим развитием городов как центров торговли, ремесла, денежного хозяйства и образования. Распространению грамотности среди городского населения способствовали городские школы, с появлением которых в 13 в. пришел конец монополии церкви в области образования. В этот период продолжает усиливаться языковое взаимодействие между отдельными внутренними районами страны, причем преобладают излучения, распространяющиеся с юга на север. Северная и средняя Германия попадают во все более сильную зависимость от опередившего их в культурном отношении юга. Особое значение имело то обстоятельство, что рыцарские круги северной Германии пользовались верхненемецким (средненемецким) как литературным языком. В его формировании принимали участие такие министериалы, как алеманец Гартман фон Ауэ, восточнофранконец Вольфрам фон Эшенбах, горожанин Готфрид фон Страсбург и ряд других. В той мере, в какой этот литературный язык освобождался постепенно от диалектных зависимостей (алеманских/восточнофранкских), он становился образцовым поэтическим стилем, которым стали пользоваться такие поэты, как Вальтер фон дер Фодельвейде, Генрих фон Фельдеке. Язык придворной поэзии является продуктом литературной обработки языка. Поэты старались избегать броских диалектизмов, т.е. первичных признаков отдельных территориальных диалектов, употребляли много эпитетов орнанция, фразеологизмов, сложился особый жаргон рыцарства под влиянием французского языка. Этот особый поэтический стиль получил название классического средневерхненемецкого языка. Был ли это единый письменный литературный язык? Я. Гримм писал: „Im zwölften, dreizehnten jahrh. waltet am Rhein und an der donau von Tyrol bis nach Hessen schon eine allgemeine sprache, deren sich alle dichter bedienen“. Также К. Лахманн полагал, что в этот период существовал „ein bestimmtes unwandelbares Hochdeutsch“. Но большинство лингвистов, вслед за Г. Паулем, высказываются, что относительное единообразие языка средневерхненемецких памятников объясняется не существованием единого свн. литературного языка, а стремлением поэтов избегать резко выраженных диалектных слов и форм; некоторой унификации литературного языка способствовало наличие традиций поэтического стиля, побуждавшее отдельных авторов заимствовать у наиболее авторитетных поэтов готовые рифмы, поэтические образы, обороты речи. Классический верхненемецкий язык уже во второй половине 13 века утратил свою ведущую роль вместе с упадком рыцарства и к началу 14 в. перестал существовать. Помимо поэтического языка придворной литературы в 11-14 вв. формируется жаргон мистиков. С 12 в. и особенно интенсивно в 14 в. намечается сопротивление софистики, которое в религиозно настроенных кругах приняло форму мистики. Мистики стремились познать божественное на основе переживания, а не чисто рассудочным путем. Темой произведений мистиков было изображение душевных переживаний. Стремление описать эти переживания заставило мистиков работать над языком, что и привело к созданию новой своеобразной лексики. К их инновациям в словообразовании относятся такие слова, как begreifen, Eigenschaft, Verständnis, Eindruck, Einfluss, Einkehr, Zufall, einleuchten и др. Язык мистики беден иностранными словами, но богат удачными кальками латинских выражений.

§ 10. Распространение немецкого языка. Восточная колонизация В свн. период существенно расширились границы немецкой языковой области. Важное значение для дальнейшего развития немецкого языка имел захват и освоение земель к востоку от Эльбы и ее притока Салы (Заале). Здесь с 6 в. жили балтийские и славянские племена – полабские (от славянского названия реки Эльбы - Лаба) и поморские славяне, сербы, поляки, древние прусы, литовцы, латыши.. Начало восточной экспансии относится еще к 10 в., когда немецким феодалам удалось захватить небольшую территорию, на которой были основаны марки Лаузиц и Мейсен (позднее Верхняя Саксония). Систематический захват и заселение земель западных славян и прибалтийских народов началось в 12 в. В 1170 г. на землях славян-ободритов между Эльбой и Одером было образовано герцогство Мекленбургское. В 13 в. Маркграфство Браденбургкое, к востоку от Одера было захвачено польское Поморье, между нижним течением Вислы и Немана – земли литовского племени пруссов (ср. Preußen – Пруссия). Восточная экспансия немцев особенно усилилась с образованием в 13 в. духовных рыцарских орденов, объединившихся в 1237 г. в Тевтонский, или Немецкий, орден. Захваченные земли заселялись крестьянами, ремесленниками, торговцами из густонаселенных западных областей Германии. Немецкие поселения возникли также в западной части польских земель, в Силезии. В середине 14 в. в состав Германской империи была включена Чехия (Богемия). В захваченных и колонизированных восточных областях сложились новые диалекты немецкого языка. Эти новые диалекты отличаются от исконно немецких, старых диалектов не только своим происхождением, но и своим качеством, и получили поэтому название колониальных диалектов. Их своеобразие было обусловлено тем обстоятельством, что захваченные восточные земли заселялись выходцами из различных местностей, носителями разных диалектов – нижненемецких, средненемецких и южнонемецких. В 13-14 вв. выделяют следующие немецкие диалекты: I. нижненемецкие диалекты 1. нижнефранкский 2. нижнесаксонский 3. восточнонижненемецкий: мекленбургский бранденбургский (меркский) померанский прусский II. средненемецкие диалекты 1. рейнскофранкский 2. среднефранкский: мозельскофранкский и рипуарский 3. гессинский 4. восточносредненемецкий: мейсенский или верхнесаксонский тюрингский силезский III. южнонемецкие диалекты 1. швабско-алеманнский 2. баваро-австрийский 3. южнофранкский 4. восточнофранкский В развитии территориальных диалектов наметились в этот период две тенденции. В то время как развитие колониальных диалектов характеризовала тенденция к их интеграции, в развитии исконно немецких, унаследованных диалектов, проявились две противоположные тенденции: 1) тенденция к интеграции, сближению крупных диалектов и 2) тенденция к дальнейшей дифференциации, к дроблению крупных диалектов на более мелкие говоры. Обе тенденции теснейшим образом связаны с особенностями общественного развития феодальной Германии. Несмотря на бурное развитие промышленности, торговли, ремесел, ростом числа городов Германия оставалась экономически и политически раздробленной. Экономическая жизнь Германии имела исключительно региональный характер, была сконцентрирована в некоторых друг от друга независимых областях. Поэтому в политической жизни преобладали центробежные силы. Политическая раздробленность страны вела к дальнейшему дроблению диалектов. Однако, с ростом городского населения в городах происходила интеграция диалектов такая же, как на колонизированных землях. Выравнивание диалектов, их интеграция в городах была обусловлена смешенным населением, а также усилием межгородского общения. Это привело к формированию городских полудиалектов, т.н. городских койнэ. Объективные исторические процессы в развитии феодального общества в период Высокого средневековья, постепенное усложнение его социальной организации и его культуры во многом определяют структуру языковой ситуации и коммуникативных отношений в данный период. Формами существования немецкого языка явились: 1) диалект, выступающий как разговорный язык феодальных верхов, как преобладающая форма общения в крестьянской среде и как наиболее вероятное средство бытовой коммуникации между разными слоями феодального общества; 2) некоторые наддиалектные формы устной речи, к которым можно отнести рыцарское койне, а также «языки общения»(«Verkehrssprachen»), формирующиеся в смешанных по своим диалектным признакам колонизованных районах, например, на востоке средненемецкой области, к этим наддиалектным формам устной речи можно отнести и складывающиеся к концу периода в крупных городах полудиалекты; 3) обработанные литературные формы языка, выступавшие в письменной и в устной форме (главным образом при «исполнении» художественных поэтических произведений, а также в церковной проповеди); они обслуживали сферу художественной литературы, религию и деловую сферу, где в течение всего периода конкурировали с латынью. Все компоненты функциональной парадигмы немецкого языка – от диалекта до литературного языка – сохраняли, хотя и в разной степени, территориальную дифференцированность. Итогом культурно-историческрого и языкового развития в свн. период является постепенное изменение статуса литературного языка. Его новое качество определялось усилением роли обработанных форм языка. Центральными сферами использования литературного языка являлись светская художественная литература, а также теолого-философская проза; к периферийной сфере относилась деловая письменность, где использование немецкого языка ещё только начинается. К концу 13 в. намечаются существенные изменения языковой ситуации в целом и особенно статуса литературного языка, закономерностей его функционирования. Наиболее существенными были: 1) формирование городских наддилектных койне – нового функционального средства, призванного сыграть важную роль в развитии литературного языка; 2) преобразование социальной базы литературного языка; 3) изменение соотношения немецкого литературного языка и латыни вследствие интенсивного расширения сфер применения немецкого языка; 4) смена ведущих центров развития литературного языка в результате колонизации восточных земель; 5) образование территориальных вариантов литературного языка, формирование элементов надтерриториальной системы; 6) изменение стилистической системы литературного языка в связи с появлением новых, преимущественно прозаических жанров, письменности.

§ 11. Ранненововерхненемецкий период (1350-1650) Общая характеристика периода Ранненововерхненемецкий период является переходным периодом от средневекового немецкого к собственно современному немецкому языку. Основной характеристикой языкового развития в этот период является поэтапное формирование новой формы существования языка, общенационального немецкого литературного языка. Ранненововерхненемецкий период является начальным этапом этого процесса. В этот период создаются первые предпосылки развития национального литературного языка. Основным признаком национального литературного языка является общенациональная значимость, т.е. наличие наддиалектных единых, в рамках литературного языка обязательных для всех говорящих на немецком языке фонетических, грамматических, орфографических и лексических языковых норм. Однако отсутствие в Германии единого политического, экономического и культурного центра, каким, например, являлся Лондон для Англии и Париж для Франции, привело к тому, что немецкая языковая норма в своем формировании не могла ориентироваться на какой-либо один языковой центр. Несмотря на это, особенно важную роль в становлении немецкой национальной нормы сыграла Саксония – Курфюршество Мейсенское, объединившее в 15-16 вв. под своей властью основные восточнонемецкие территории – Верхнюю Саксонию с большой частью Тюрингии, Фогтланд, славянскую Лужицу и Силезию. На этих территориях возникли новые немецкие диалекты, которые объединяются обычно под названием восточносредненемецкого (Ostmitteldeutsch) диалекта. Его отличительным признаком является смешенный характер, так как в освоении этих земель участвовали переселенцы из разных частей Германии, носители разных диалектов. Представление о «посредничестве» восточносредненемецкого между противостоящими друг другу диалектными областями уже в 14 в. отразилось в выражении das mittelste deutsch (впервые засвидетельствовано в рукописном евангелие 1343г.). Общенациональный немецкий литературный язык как и другие формы существования немецкого языка является исторической категорией. Его формирование связано с развитием немецкой нации, которое начинается в ранненововерхненемецкий период, т.е. в переходный период от позднего феодализма к раннему капитализму, и завершается в нововерхненемецкое время. Общенациональный немецкий литературный язык не развивается непосредственно из территориальных диалектов. Начальной ступенью для него явились так называемые региональные наддиалектные литературные языки. Они сформировались на первом этапе рнвн. периода (в 14-15 вв) в различных регионах немецкой языковой области и охватывали не только художественную литературу, как так называемый классический средневерхненемецкий, но и другие виды письменности. Формирование региональных (областных) литературных языков является главным признаком рнвн. языкового периода. Второй этап развития региональных (областных) литературных языков (с 1500г. по 1650г.) характеризуется стремлением к общенемецкому языку. Возрастающая потребность в едином общенациональном языке вызвала к жизни понятие „gemain teutsch“. Важным признаком этого этапа является начало соперничества между отдельными региональными вариантами литературного языка за общенациональную значимость и распространение отдельных региональных вариантов за их первоначальные границы.

§ 12. Формы существования немецкого языка в рнвн. период

В 14-15 вв. появляются первые элементы капиталистического развития в Германии. На смену феодальной сельской локально ограниченной промышленности выступает раннекапиталистическое производство - цеховое промысловое производство городов. Этот новый способ производства быстро развивается в ткачестве, металлургии, книгопечатании и горном деле. Быстрое развитие получает также торговля. На севере Европы ведущую роль в торговле играют ганзейские города (Любек, Штральзунд, Росток, Висмар, Гамбург и др.). Рейнские и южнонемецкие города (Аугсбург, Нюрнберг, Кёльн, Страсбург, Франкфурт-на-Майне и др.) являются главными посредниками и крупными перевалочными пунктами европейской торговли с востоком. Они аккумулируют большие богатства. Изменение социальной структуры общества привело к закату рыцарской культуры и быстрому развитию новой бюргерской культуры. Она находит свое выражение как в развитии городской (бюргерской) литературе и изобразительных искусств, так и в техническом и научном прогрессе, в распространении образования, во влечении большой массы занятых в торговле и ремеслах городского населения в сферу грамотности. Городское управление и делопроизводство, письменное ведение дел в торговле и цеховом производстве требовали определенных знаний в области счета, финансов, права, географии. Возникает профессиональное чиновничество. В городах открываются школы различного типа – светские и церковные школы, школы для мелких торговцев и ремесленников и мастеровых, латинские школы и т.д. В 1348 Карл IV Люксембургский основал первый университет в Праге, в 1365 был основан университет также в Вене, в последующие годы возникли университеты в Гейдельберге, Кёльне, Эрфурте, Лейпциге, Ростоке и т.д. Изобретение Иоганном Гутенбергом книгопечатания (1436 г.) и возникновение типографий и книготорговли способствовали научному прогрессу и распространению образования. Использование бумаги вместо дорогого пергамента способствовало распространению печатных книг. В 15 в. возникают большие типографии по печатанию книг в Страсбурге, Базеле, Майнце, Ульме, Аугсбурге, Нюрнберге, Лейпциге, Кёлье. Любеке. Книги на латинском и немецком языках печатаются тысячами экземплярами и продаются по всей Германии. Городская литература. Городская литература представлена сборниками песен, реалистическими стихотворными новеллами, собраниями шванков, религиозным драмами и светскими пьесами, народными книгами. Особенно следует выделить написанную в 1494 году сатирическую поэму страсбургского гуманиста Себастьяна Бранта (1457-1521) «Корабль дураков» („Narrenschiff“), а также произведения францисканского монаха из Страсбурга, ярого противника Мартина Лютера Томаса Мурнера (1475-1537) „Die Schelmenzunft“ „Die Narrenbeschwörung“. Около 1450 года была издана народная книга „Till Eulenspiegel“. Наряду с религиозной драмой, изображавшей жизнь и страдания Иисуса Христа, особенно развивается светская драма. Это были грубые народные масленичные карнавальные комедии (Fastnachtspiele), сюжеты которых были взяты из повседневной городской жизни. На середину 16 в. приходится творчество нюрнбергского сапожника и поэта Ганса Сакса (Hans Sachs, 1494-1576), написавшего 85 масленичных карнавальных комедий, многочисленные песни и шванки. В это же время творили также Иорг Викрам (1505-1562), первый немецкий романист, великий немецкий сатирик 16 в. Иоганн Фишарт (1547-1590). В 1587 году появилась знаменитая народная книга „Historia von D. Johann Fausten“, повествующая о жизни мошенника и шарлатана Фауста. В 1598 году была издана книга «Шильдбюргеры» („Die Schiltbuerger“), высмеивающая ограниченность бюргерской жизни и общинное управление. Творчество даже лучших писателей 16 в., например Ганса Сакса, отражая слабость «третьего сословия» Германии, отличается бюргерской ограниченностью, наивным реализмом, прямолинейной назидательностью. Тем не менее литература 16 в. представляет большой интерес как ценный языковой материал ранненововерхненемецкого периода.

§ 13. Особенности языка канцелярий

До 14 в. деловая переписка, как государственная, так и частноправовая, велась преимущественно на латыни, официальном языке государственных актов, канцелярских документов, судебных решений и т.д. Расцвет городов и городской культуры, усиление влияния бюргерства, в своей массе чуждого латинской учености, обусловили проникновение немецкого языка в канцелярии. Первыми на немецкий язык стали переходить канцелярии в городах южной Германии – Страсбурге, Аугсбурге, Базеле, Цюрихе, Вене, Регенсбурге, а также на северо-западе – в Кёльне. С середины 13 в. на немецком языке начинают составлять завещания, акты купли-продажи, цеховые уложения, вести городские книги и переписку между городами. Первой королевской канцелярией, перешедшей на немецкий язык, была канцелярия Рудольфа Габсбургского (король с 1273-1291 гг.). Начиная с 14 в. немецкий язык интенсивно вытесняет латынь из сферы делового общения, проникает в канцелярии городов на севере и востоке Германии – Любеке, Гамбурге, Лейпциге и др. С 1300 г. на немецкий язык перешла канцелярия баварского герцога Людвига. Став в 1328 г. германским императором, Людвиг Баварский ввел немецкий язык и в имперской канцелярии. Примеру имперской канцелярии вскоре последовали княжеские и епископские, а также городские канцелярии. В 14 в. появляется и ряд городских хроник на немецком языке, первая – в Страсбурге, затем в Нюрнберге, Майнце, Кёльне, Регенсбурге, Любеке. После избрания чешского короля Карла I из немецкой династии Люксембургов германским императором Карлом IV (правил в 1356-1378 гг.) имперская канцелярия обосновалась в Праге. Язык документов пражской канцелярии оказал определенное влияние на формирование письменной формы немецкого литературного языка. Некоторые канцелярские и правовые термины вошли в литературный язык. Большое внимание уделялось языковой обработке юридических документов. Особые заслуги в этом принадлежат канцлеру Карла IV Иогану фон Ноймаркту, стремившемуся избавить язык императорской канцелярии от диалектных особенностей. Однако, по мнению некоторых германистов, единой языковой нормы в строгом смысле слова в языке пражской канцелярии выработано не было. Слишком сильны были в то время языковые традиции различных областей Германии, отражавшиеся в особенностях областных письменных вариантов немецкого литературного языка. Так, в деловом языке пражской канцелярии нашли отражение некоторые диалектные особенности восточносредненемецкой области, в частности сочетание в ней юго-восточной по происхождению дифтонгизации и средненемецкой монофтонгизации. Во второй половине 15 в. Люксембургскую династию на императорском престоле сменяет южно-немецкая династия Габсбургов. Новый император Альбрехт II в 1438 г. переносит столицу империи в Вену. Здесь, в языке венской канцелярии, наряду с основными новыми чертами, совпадавшими с восточносредненемецкими (новые дифтонги и монофтонги, аффриката pf) выступают южнонемецкие элементы: оглушение b в p, например: pruter (брат), punt (пестрый), написание ai вместо ei; отпадение конечного –e у некоторых существительных, например: sach (вещь), kron (корона) (это явление удерживалось в южнонемецких текстах до 18 в., а в произношении оно сохраняется до сих пор). В 16 в. конкурентом венской имперской канцелярии стала канцелярия курфюрста Саксонского в столице курфюршества городе Мейсене. В языке саксонской (мейсенской) канцелярии с конца 15 в. получают отражение характерные признаки восточносредненемецкого варианта литературного языка. В связи с политической ролью Саксонии язык её канцелярии приобретает особый авторитет и за её пределами, оказывая влияние на канцелярскую практику ряда городов на юге и западе Германии – Аугсбурга, Майнца, Франкфурта, Вормса, Шпейера. Соперничество двух наддиалектных типов формирующейся нормы немецкого языка – австрийского (южнонемецкого) и восточносредненемецкого – продолжалось до середины 18 в. Имперская канцелярия в Вене и канцелярии курфюрста Саксонского в Мейсене сыграли важную роль в становлении общенациональной литературной формы немецкого языка.

§ 14. Языковая политика печатников

В условиях феодальной раздробленности и отсутствия единого политического и культурного центра в Германии особо важная роль в формировании национальной языковой нормы принадлежала письменной форме речи. Возникнув из живой устно-разговорной речи и находясь с ней в постоянном взаимодействии, письменная форма, поднимаясь над диалектами, приобретала авторитет регулирующей нормы в области орфографии, грамматики, лексики. К факторам, определившим становление немецкого национального литературного языка в его письменной форме, следует отнести языковую политику печатников (с 16 в.), реформацию и деятельность М. Лютера (первая половина 16 в.), деятельность грамматистов и языковых обществ (с 16 в.), периодическую печать 17-18 вв. и классическую немецкую литературу (со второй половины 18 в.). Изобретателем книгопечатания с помощью подвижных букв явился патриций города Майнца И. Гутенберг в 1440 г. Самое известное издание Гутенберга – напечатанная в Майнце в 1455-1456 гг. 42-строчная латинская библия в двух томах („Die Gutenberg–Bibel“), являющаяся шедевром полиграфического искусства. Тираж изданий Гутенберга составлял 100-200 экземпляров. К 1480 г. число изданий книгопечатников достигло 8 тысяч, главным образом на латинском языке. Период до 1500г. в истории книгопечатания получил название «эпохи инкунабул» (от лат. incunabula «колыбель, начало»). До нашего времени дошло около 40 тысяч книг-инкунабул. Давая оценку книгопечатанию как важному культурно-историческому фактору, В.И. Жирмунский писал: «…изобретение книгопечатания (в середине 15 в.), совпавшее с начальным периодом формирования национальных языков, впервые создает техническое средство распространения стереотипного письменного текста в любом количестве экземпляров, преодолевающее любое расстояние, при условиях, исключающих возможность непосредственного общения. В то же время печатная книга становится предпосылкой для более широкого развития грамотности, школьного обучения чтению, письму и правилам грамматики, тем самым – мощным орудием распространения письменно фиксированной нормы национального языка и вытеснения диалектов как отклонений от этой нормы». К 1500 г. свыше 30 городов Германии стали центрами книгопечатания, среди них Майнц, Бамберг, Страсбург, Базель, Кёльн, Аугсбург, Нюрнберг, Лейпциг, Мейсен, Любек, Гамбург. На немецком языке печатались книги духовного и светского содержания – библия, жития всех святых, псалтыри, сборники текстов для богослужения, проповеди, религиозные трактаты, хроники. Риторики, книги по естествознанию, лечебники, поэмы, описания путешествий, календари, словари и т.д. Деятельность печатников и все расширявшаяся сеть городских школ способствовали распространению грамотности и образования. В качестве переводчиков с латинского, редакторов, консультантов выступали выдающиеся представители немецкого Возрождения, ученые-гуманисты Ульрих фон Гуттен, И.Рейхлин, Эразм Роттердамский, Ф. Меланхтон. С расширением социального диапазона использования немецкого языка, со значительным ростом числа грамотных людей изменилось отношение к родному языку, возрастал его авторитет. Изобретение книгопечатания создало новое могучее орудие языковой унификации. Каждый печатник был непосредственно заинтересован в том, чтобы его продукция была доступна по своей языковой форме и за пределами города, на языке которого говорил автор. Начиная с 16в. печатники сознательно и последовательно осуществляют нормализацию языка, главным образом в области орфографии. При этом они ориентируются на авторитетные наддиалектные варианты литературного языка. С 1476 г. в печатных изданиях встречается понятие gemain /gemein deutsch/ teutsch (Gemeindeutsch – общенемецкий язык) как название аугсбургского варианта литературного языка, отличавшегося наличием, наряду со швабскими (юго-западными) особенностями, также и баваро-австрийских (юго-восточных). Понятие Gemeindeutsch было вызвано к жизни интенсивным процессом вытеснения латыни в 15 в. и особенно в 16 в. и возрастающим значением литературного языка, а также интересом к языковым проблемам, который принес гуманизм и который отображал стремление к объединению немецких земель. Именно в 15 в. появляются такие слова и словосочетания, как deutsche Nation, Deutschland, Vaterland, а латинское название Sacrum Imperium Romanum сменилось немецким Heiliges Römisches Reich deutscher Nation. Отражая в основном особенности соответствующих региональных вариантов немецкого литературного языка 15-16 вв., печатные издания по своему языку (так называемые «Druckersprachen или Druckerdialekte») отличались большой пестротой как в области грамматики и лексики, так и в области фонетико-орфографической.

§ 15. Реформация в Германии и роль М. Лютера

Особенно большое значение в истории формирования немецкого национального языка имеет 16 в., эпоха Реформации, крестьянской войны 1524-1525 гг. В эту эпоху немецкий язык впервые стал орудием политической борьбы, языком агитации и пропаганды. Он широко использовался в религиозно-политических памфлетах, агитационных брошюрах, сатирических сочинениях, воззваниях, листовках. Никогда ещё печатное слово не оказывало такого воздействия на широкие слои населения. Революционное движение способствовало также установлению тесных связей между различными областями Германии. Нужда в грамотных людях привела к тому, что в 16 в. немецкий язык стал теснить латынь в школьном образовании, а во многих школах полностью заменил её. Политическим центром реформации стала Саксония, переживавшая в это время экономический подъем. С ростом торговли и ремесел возрастала роль городов Галле, Лейпцига и других. Идейным вождем Реформации был Мартин Лютер (Martin Luther, 1483-1546), уроженец Эйслебена в Тюрингии, профессор теологии Виттенбергского университета. Особенно важную роль в создании основ немецкого национального языка сыграл перевод Лютером библии в 1522-1534 гг. Лютер был отнюдь не единственным и не первым переводчиком библии на немецкий язык. С 1461 по 1520 г. было напечатано 14 верхненемецких и 4 нижненемецких перевода библии. Созданию библейского текста Лютер посвятил почти четверть века. В 1522 г. он в краткий срок (по преданию за 3 недели) осуществил перевод Нового завета, который был напечатан в Виттенберге в сентябре того же года (этим объясняется название „Septembertestament“) и вновь переиздан в ближайшие месяцы. С этого начинаются победное шествие библии Лютера по стране. В 1523 г. появляется первая часть Ветхого завета, до выхода полного издания Ветхого завета в 1534г. Пятикнижие выдержало 19 верхне- и 5 нижненемецких изданий, всего же при жизни Лютера полная библия (Новый и Ветхий завет) вышла в 23 верхне- и нижненемецких изданиях. Общее число публикаций, включая издание отдельных частей, составило за период с 1522 по 1546 г. 430 номеров. Для своего перевода библии Лютер отказался от использования текста латинской Вульгаты, обратившись к греческому и древнееврейскому первоисточникам. В предисловии к Ветхому завету он писал, что прежние переводчики, в том числе и создатель латинской Вульгаты, нередко искажали текст первоисточника. Своей первой задачей Лютер считал создание истинного, аутентичного оригиналу текста. Этот восстановленный истинный текст должен был приблизить верующих к пониманию сущности раннего христианства. Второй важной задачей являлось создание текста библии на доступном широким массам простом языке. Традиция предшествующих немецких библий не могла служить образцом: их язык во многом устарел, в тексте сохранялись элементы латинизированной прозы, структуры, чуждые живому языку, ставшая непонятной лексика. Задачи, которые возникли перед Лютером, требовали создание новой языковой формы, новой функционально-стилистической системы. В процессе работы над переводом библии Лютер все больше внимания уделяет языковым проблемам. Лютер стремился, прежде всего, освободить немецкий письменный литературный язык от латинских штампов, укоренившихся также в религиозно-дидактической прозе и в художественной литературе, приблизив язык библии к языку устных форм коммуникации. В знаменитом „Sendbrief vom Dolmetschen“ («Послание о переводе», 1530 г.) Лютер изложил новые принципы перевода. Он писал: „Man mus nicht die buchstaben inn der lateinischē sprachen fragē / wie man sol Deudsch redē / wie diese esel thun / sondern / man mus die mutter yhm hause / die kinder auff der gassen / den gemeinen mā auff dem markt drumb fragen / in den selbigē auff das maul sehen / wie sie reden / und darnach dolmetschen / so verstehen sie es den / ūnd mercken / das man Deutsch mit jn redt“. В этой цитате имеется в виду приближение письменно-литературного языка к разговорным формам устного общения. Близость к разговорной речи связана с постоянным стремлением к наибольшей простоте и популярности библейского текста. Это была своеобразная, сознательно применяемая система стилистических приемов, а не пренебрежение к языковой форме. «Христос говорил самым простым языком и был, однако, само красноречие. Поэтому лучшим и высшим красноречием является простота речи» - утверждал Лютер. В условиях существования региональной дифференциации литературного языка вставала проблема выбора наиболее общей наддиалектной системы, понятной на разных территориях страны. Лютер так определил свою позицию: «Я владею не каким-либо особым немецким языком, но общеупотребительным (немецким) языком, чтобы меня могли понять из верхненемецких и нижненемецких регионов». И далее поясняет:“Ich rede nach der Sechsischen Kantzley...“ Лютер переоценил значение саксонской канцелярии. Не во всех регионах язык Лютера был понятен. Для ганзейских городов библия Лютера была переведена на нижненемецкий вариант литературного языка, южные же переиздания снабжались словариками. Базельский печатник Адам Петри снабдил свое переиздание библии Лютера словариком, состоявшим из 200 слов, так как многие слова из лютеровского текста были непонятны для базельского читателя, так, например, к bang дается местный эквивалент – engstig, к getreide – korn, к ufer – gestad, к splitter – spreyß, к ernten – schneiden и т.д. По основным формально-структурным признакам язык Лютера отражал восточносредненемецкий вариант литературного языка. Следуя восточносредненемецкой традиции, Лютер употребляет beben, erdbeben, fett, blüte, kahn, krippe, hügel, lippe, pfuhl, topf, über, wehmutter (повивальная бабка), pfote, maulwurf (крот), в то время как им соответствуют в изданиях других регионов: bidmen, erdbibem, feist, blume, nachen, barn, bühel или gipfel, lefze, teich, hafen, gestad и др. От издания к изданию Лютер, его издатели и корректоры совершенствовали язык библии. Менялись орфография, синтаксис, фразеология и лексика. Придавая значение выбору удачных немецких эквивалентов, прозрачности и ясности текста, он стремился к тому, чтобы язык перевода соответствовал тем образцам, которые воспринимались тогда как своеобразный эталон и обладали наибольшей престижностью. Характеризуя работу над переводом библии, Лютер утверждал в «Послании о переводе», что, стремясь писать на чистом и ясном немецком языке, он нередко в поисках одного слова вынужден был тратить 14 дней и даже три, четыре недели и все же не мог найти нужное слово. Задача заключалась в том, чтобы сочетать простоту, доходчивость народного языка со спецификой обработанной наддиалектной его формы. Лютер стремился воплотить в языке перевода дух немецкого языка, своеобразие его внутренней структуры. В свой перевод он включал модальные слова, придающие эмоционально-стилистический оттенок высказыванию. Особенно часто модальные слова ja, doch, denn, nun, nur, sonst, schon, alleyn, соответствующие эквиваленты которых отсутствуют в оригинале, появляются при передаче прямой речи, поскольку они характерны вообще для разговорного языка: ср. в тексте полной библии 1534 г.: „Du bist ja nicht krank, sondern du bist schwer mütig“. Благодаря его выдающимся лингвистическим способностям, в современный немецкий литературный язык вошли некоторые слова славянского происхождения, например: Peitsche, Grenze, Graupe (перловая крупа), а также такие сложные слова и выражения, как: Scheidebrief (свидетельство о разводе), Menschenkind (смертный), Gotteshaus, Gotteslästerer, Traubenblut (поэтически: вино), Schandfleck, Bluthund (кровопийца), Blutgeld (вознаграждение лицу, изобличившему преступника; вознаграждение наемного убийцы), Gegenbild (отражение), Feuereifer (усердие, рвение), Morgenland, Rüstzeug (вооружение), Mastvieh, Zinsgroschen (денежный налог, оброк), Linsengericht (чечевичная похлебка – j-n um ein Linsengericht verkaufen (hergeben)), Kriegsknechte, kleingläubig, gastfrei (гостеприимный, хлебосольный), gottgefällig (богоугодный), wetterwendisch (капризный, изменчивый, непостоянный); nachleben (жить, следуя чьему-либо примеру), nachhäffen, nacheifern. Лютер употребляет некоторые слова с необычным до него значением: anfahren (heftig anreden, anschnauzen), sich begeben (sich ereignen), entrüstet (zornig, erzürnt), Memme (Muttersöhnchen), Richtschnur (Regel, Kanon), rüstig (tatkräftig) и другие. В своем переводе библии Лютер употребил более 3 тысяч поговорок и пословиц, многие из которых благодаря этому стали общеупотребительны. Некоторые формулировки приобрели характер поговорок: „Bleibe im Lande und nähre dich redlich“, „Es ist nicht gut, dass der Mensch allein ist“, „Du sollst dem Ochsen, der da drischt, nicht das Maul verbinden“, „Wer Pech angreift, besudelt sich“. „Der Geist ist willig, aber das Fleisch ist schwach“, „Recht muss Recht bleiben“. Ещё сегодня употребляются некоторые выражения из лютеровской библии: auf Herz und Nieren prüfen; auf Händen tragen; sein Leid in sich fressen; j-n mit Füßen treten; die Hände in Unschuld waschen; wie Sand am Meer; mit Blindheit geschlagen sein; im Schweiße des Angesichts; die Zunge im Zaume halten; im Dunkeln tappen; sein Herz ausschütten; etwas wie seinen Augapfel behüten; krumme Wege; sich einen Namen machen; ein Kind des Todes sein; die Haare stehen zu Berge; von Gott verlassen sein; die Zeichen der Zeit erkennen; keinen Stein auf dem anderen lassen; Perlen vor die Säue werfen; auf Sand bauen; der Teufel ist los и многие другие. М. М. Гухман так говорит о роли Лютера: «Победа реформации означала одновременно победу того варианта литературного языка, который был представлен произведениями Лютера. Благодаря Лютеру этот вариант литературного языка был поднят до уровня наддиалектной формы». Лютеровская библия очень быстро, благодаря книгопечатанию, стала настольной книгой во всех областях Германии, принявших реформацию. Известный деятель католической церкви Кохлойс писал, что «благодаря печатникам и большим тиражам изданий даже сапожники, женщины и другие необразованные миряне, которые только недавно постигли основы грамотности, читали охотно эту книгу, как будто она была источником высшей мудрости. Сторонники Лютера носили её с собой и учили наизусть. Тем самым за несколько месяцев они так усвоили догмы, что осмеливались спорить по вопросам веры не только с католиками из мирян, но и с монахами, священниками и даже магистрами и докторами». Широчайшее распространение получили и другие произведения Лютера – катехизис, псалмы, церковные гимны, трактаты, проповеди, а также его послания, направленные против папы и католической церкви. В 16 веке Лютер был самым читаемым автором в Германии. Катехизис и церковные гимны заучивались наизусть в школах. Марсельезой 16 века назвал, вслед за немецким поэтом Г. Гейне, Ф. Энгельс лютеровский гимн «Ein feste Burg ist unser Gott“ («Господь наш истинный оплот»). Ф. Энгельс писал: «Лютер вычистил авгиевы конюшни не только церкви, но и немецкого языка, создал современную немецкую прозу и сочинил текст и мелодию того проникнутого уверенностью в победе хорала, который стал «Марсельезой» 16 века». Следствием Реформации и Крестьянской войны был повышенный интерес к родному немецкому языку. Не случайно именно в сочинениях Лютера впервые было использовано и прочно вошло в литературный язык слово Muttersprache (родной язык) и вытеснило Lantsprache (язык своей феодальной земли).

§ 16. Распространение восточносредненемецкого литературного языка Победа реформации совпала с началом упадка в начале 16 в. ганзейских городов и торговли, с ликвидацией хозяйственно–политической обособленности нижненемецких городов с их деловым нижненемецким языком. Это создало благоприятные предпосылки для проникновения восточносредненемецкого варианта немецкого литературного языка в практику устной речи и в разговорный обиход нижненемецких городов. Постепенно прекращается развитие письменности на нижненемецком, и он всё больше оттесняется на положение устного средства общения. Уже в первой половине 16 в. городские канцелярии Берлина и Магдебурга переходят на верхненемецкий. А на протяжении 16-17 вв. их примеру следуют и другие города северной Германии. К середине 17 в. нижненемецкий окончательно исчезает из школьного образования. Северонемецкая драматическая литература конца 16–начала 17 вв. использует нижненемецкий только для речевой характеристики социально «низких» комических персонажей. К концу 17 в. нижненемецкий язык как литературный перестаёт существовать. В конце 17 в. возник термин «Plattdeutsch» - название, означавшее «нижненемецкий», но одновременно и «низкий, простонародный» и свидетельствовавшее о снижении значимости нижненемецкого языка до положения диалекта. Всё больше уступал позиции верхненемецкому языку, общенациональной немецкой языковой норме, нижненемецкий, в свою очередь, влияет на него, обогащая его своей лексикой; нижненемецкая область оказала также существенное воздействие на немецкое литературное произношение. Зона влияния восточносредненемецкого варианта постепенно переместилась затем и в другие районы Германии: на востоке – в Силезию, в протестанский Нюрнберг и, далее, в западные и юго-западные районы гессенских земель – от Франкфурта-на-Майне через Майнц до Страсбурга. В результате на базе восточносредненемецкого варианта литературного языка во второй половине 17 в. объединяются обширные территории нижней и средней Германии. C большим трудом восточносредненемецкий литературной язык распространяется на юге Германии. Его распространению препятствуют в значительной степени конфессиональные предубеждения – каталический юг сопротивляется распространению лютеровской, протестанской языковой формы. Только во второй половине 18 в. восточносредненемецкий язык одерживает верх на юге Германии и Австрии.

§ 17. Нововерхненемецкий период (1650 по настоящее время) Общая характеристика периода Сущностью данного периода в истории немецкого языка является формирование и дальнейшее развитие общенемецкого литературного языка. Процессы языковой унификации, отбора и кодификации нормы литературного языка, начавшиеся в ранненововерхненемецкий период, подготовили почву для развития современного немецкого языка с его единой общенемецкой литературной нормой. Подлинно современный немецкий язык с его богатством литературных и функциональных стилей мог начать развиваться лишь с развитием капитализма в Германии в условиях интенсивной консолидации нации. Подъём экономики, создание единого внутреннего рынка, рост национального самосознания молодого класса буржуазии создали благоприятные условия для завершения языковой унификации, подготовленной всем предшествующим ходом развития. Важнейшим отличительным признаком литературного языка является наличие единых, обязательных для всех пользователей языка, образцовых норм в области словоупотребления, произношения, формообразования, правописания и синтаксиса (построения предложений). Языковая норма формируется в результате сознательной целенаправленной деятельности ученых-языковедов, поэтов, писателей, деятелей науки и культуры. Для создания языковой нормы, т.е. для проведения языковой унификации необходимо было из всего многообразия существующих в данном языковом сообществе вариантов отобрать такие фонетические, грамматические, лексические формы, которые были бы наиболее употребительными, соответствовали речевому узусу. Отобранные языковые формы закрепляются (кодифицируются) в нормативных грамматиках, лексикографических словарях, различного рода наставлениях в качестве образцовых и общеобязательных. В рамках данного периода можно выделить три этапа: 1) начальная стадия развития общенемецкого литературного языка (1650-1770); 2) завершение формирования общенемецкого литературного языка и его закрепление в произведениях немецкой классической литературы (1770-1830); 3) дальнейшее развитие общенемецкого литературного языка в новое и новейшее время (1830 по настоящее время). На начальной стадии развития общенемецкого литературного языка завершается соперничество между региональными вариантами литературного языка за общенациональную значимость победой восточносредненемецкого варианта литературного языка. Этот вариант становится основой общенемецкого литературного языка. В это же время закладывается основа формирования единой национальной языковой нормы в правописании, произношении, формообразовании, синтаксисе. На протяжении 18 в. завершается окончательная нормализация письменного немецкого литературного языка. Существенный вклад в нормализацию грамматики и лексики внесли грамматисты-нормализаторы, теоретики языка 17-18 вв., периодическая печать, поэты и писатели периода бури и натиска и немецкой классической литературы, в произведениях которых нашла свое воплощение выработанная нормализаторами языковая норма. Унификация разговорного немецкого языка шла значительно медленнее. Литературная лексика, обороты речи, грамматическая норма, выработанные в письменной форме литературного языка, все больше проникали в разговорную речь образованных людей. Это способствовало выработке на протяжении 18 в. устной формы общенемецкого литературного языка. Однако долгое время отсутствовало одно из важных условий унификации разговорной речи – единая произносительная (орфоэпическая) норма. Лишь в конце 19 в. была кодифицирована произносительная норма немецкого литературного языка. Однако развитие немецкого языка в нвн. период характеризуется не только завершением нормализации литературного языка в его устной и письменной форме, начиная с конца 18 в. и до наших дней происходит интенсивное дальнейшее развитие и обогащение лексического состава, грамматического строя и системы функциональных стилей литературного языка. Мощным толчком для этого послужили расцвет немецкой национальной литературы, классической немецкой философии, быстрое развитие политической литературы и прессы, бурный прогресс науки и техники. Все это вместе создало тот современный немецкий язык, который по праву приобрёл мировую известность, став одним из языков межнационального общения.

§ 18. Нормализация языка в 17 веке 17 век характеризовался исключительным интересом общества к языку. Это было обусловлено рядом обстоятельств: 1) распространением филологической культуры позднего немецкого гуманизма; 2) интенсивной обработкой немецкого языка в разных жанрах художественной литературы; 3) общей активизацией нормализационных и кодификационных процессов. Впервые в Германии встает проблема языковой нормы, что было в значительной степени связано с влиянием европейского философского рационализма. Появляется и специальный термин – Hochdeutsch, hochdeutsche Sprache, который используется для обозначения литературной формы языка. В центре внимания оказывается вопрос о территориальной и функциональной основе немецкого национального литературного языка. Так, например, Опиц ретроспективно ориентировался на язык Лютера и на канцелярии. При определении характера литературного языка в 17 в. намечается тенденция идентифицировать Hochdeutsch c мейссенским вариантом литературного языка и представить его как особую, наддиалектную форму. Деятельность грамматистов-нормализаторов
С появлением наддиалектных форм письменного литературного языка возникла потребность в описании их грамматической структуры и в их кодификации. Важная роль в унификации немецкого языка принадлежала в 17-18 вв. грамматистам – нормализаторам (Sprachregler). В 16 в. не существовало ещё кодифицированной нормы литературного языка. Тем не менее нормализационные процессы, предшествующие выработке единой нормы проявлялись достаточно определенно. Они были движущей силой того отбора языковых элементов на всех языковых уровнях, который наблюдался в языковой практике гуманистов, печатников, корректоров, деятелей канцелярий, в творчестве Лютера. Постепенно в многообразии вариантов кристаллизовалось устойчивое ядро, впоследствии ставшее ведущим компонентом литературной нормы. Первые грамматики немецкого языка создавались как руководства для писцов канцелярий, как школьные учебники, как пособия для иностранцев. Первые попытки нормализации письменного языка в 16 в. были направлены прежде всего на упорядочение орфографии. Это изданное в Кёльне в 1527г. «Orthographia» Ф.Франка. Он впервые сознательно противопоставляет нормированный письменный язык «das rechte reine Deutsch», диалектам «Landsprachen». Он же, тоже впервые, высказывает мысль о необходимости создания полной грамматики немецкого языка, что обеспечило бы немецкому языку равноправное положение среди других языков и повысило его авторитет по сравнению с «Gelehrtensprache» (языком учёных), т.е. латынью. Образцом для писцов канцелярий и школьного обучения Франк считает язык документов императорской канцелярии в Вене, сочинения Лютера и издания печатников Аугсбурга. Потребностями обучения чтения в школе вызваны к жизни труды В. Икельзамера (V. Ickelsamer) – руководство по чтению «Истинный способ научиться читать в кратчайший срок» („ Die rechte weis aufs kurzist lesen zu leren“ (1520) и грамматика «Deutsche Grammatica» (1534), содержащая главным образом правила орфографии. В 1537 г. в Тюбингене выходит также написанные по–немецки руководства по немецкой орфографии и грамматике: И.Мейхснера (Joh. E. Meichsner). Мейхснер первый из грамматистов строит немецкую морфологию по схеме латинской грамматики, используя при этом латинскую терминологию. В деятельности Мейхснера и других грамматистов 16 в. делаются первые шаги к созданию немецкой грамматической терминологии на латинской основе. Появляются такие термины, как Vokal, Konsonant, Akzent, Diphthong, Punkt, Deklination, Orthographiе, Rechtschreibung (калька с латинского). В 1573 г. выходит немецкая грамматика Л.Альбертуса ( Laurentius Albertus Ostrofrancus). Она была ориентирована на язык венской канцелярии императора Карла V, распространению и развитию которого способствовала обширная литература, особенно сочинения Г. Сакса, Ф. Франка и И. Фишарта. Грамматика Альбертуса – первое полное описание морфологии немецкого языка. Особой популярностью и влиянием пользовалась написанная по- латыни и изданная в Лейпциге в 1578 г. грамматика И. Клаюса (Joh. Klajus). В своём описании грамматического строя немецкого языка Клаюс ориентировался на перевод библии, сделанный Лютером, и на другие его сочинения. Поэтому его грамматика сыграла важную роль в деле распространения лютеровской языковой нормы на католическом юге Германии. В период с 1578 по 1780 гг. грамматика Клаюса выдержала 11 изданий. Инициатором освобождения грамматики немецкого языка от принципов построения латинской грамматики выступил в начале 17 в. педагог и языковед В. Ратке (W. Ratke). Он ратовал также за использование немецкого языка, а не латыни, как основы школьного обучения. Ему немецкая грамматика обязана такими терминами, как Sprachlehre, Wortbildung, Ausrufezeichen, einsilbig. В 1618 г. была издана первая полная немецкая грамматика на немецком языке – „Deutsche Grammatik“ И. Кромейера (Joh. Kromayer). Новым важным этапом в процессе унификации языка была нормализаторская деятельность Ю.Г. Шоттеля (J. G. Schottelius, 1612-1676). В своём основном сочинении «Подробный труд о главном немецком языке» («Ausführliche Arbeit von der Deutschen Hauptsprache»(1663) он первым выступил как грамматист–теоретик. Шоттель заложил основы нормирования общенемецкого языка, сформулировал ряд теоретических положений, на основе которых можно было создать ряд правил. Устанавливая литературные нормы, Шоттель исходил из абстрактного понятия языковой правильности: он стремился создать правила употребления во всех спорных случаях и через школу сделать их достоянием нации. Шоттель внёс значительный вклад в создание немецкой грамматической терминологии, ввёл в научный обиход около 120 терминов, образованных главным образом путем калькирования. Ему принадлежат термины: Wörterbuch, Zeitwort, Fragezeiсhen и др. Шоттель был крупным грамматистом-теоретиком своего времени, он первым высказал мысль о языке как исторической категории, ему же принадлежит первая попытка периодизации истории немецкого языка. Второй наиболее значительной грамматикой 17 века является труд Иоганна Бёдикера «Grundsätze der deutschen Sprache im Reden und Schreiben»(1690). Он в большей степени, чем Шоттель, опирается на существующий языковой узус, и поэтому его грамматика длительное время сохраняет свое значение. Бёдикер ориентируется на язык «лучших писателей и учёных». Он полагал, что немецкий литературный язык возник на основе обобщения черт различных диалектов, при этом, однако, он протестовал против использования диалектизмов в литературном языке. В целом следует отметить, что в нормативных грамматиках 17 века кодифицировались лишь отдельные словоформы и мало отражались правила употребления словоформ и конструкций. Особый аспект нормализаторской деятельности составляла лексикографическая работа, связанная с созданием словарей. Для 17 в. были характерны главным образом двуязычные словари. К числу наиболее выдающихся словарей относятся труды Каспера Штилера и Матиаса Крамера. Их лексикографическая работа знаменует начало современной немецкой лнксикографии, представляет разные языковые и культурные слои 17 в.

§ 19. Нормализация немецкого языка в 18 веке Уже в конце 17 в. наблюдается постепенный спад культуры барокко и переход к эпохе Просвещения, связанной с развитием капиталистических отношений и становлением буржуазии. Развитие науки, и прежде всего философии, обращенной к внутренней жизни человека, его чувствам, становлению его как личности, порождает различнфе течения литературы 18 века, определяет многообразие ее жанров и направлений, стимулирует развитие немецкого литературного языка. На немецком языке издается и массовая периодическая литература (газеты и журналы), предназначенные для поучения и развлечения широких кругов читателей. К числу важных культурно-исторических моментов, тесно связанных с формированием литературного языка, принажлежит и сознательная и целенаправленная кодификационная деятельность общества. Она опирается на достижения в этой области, достигнутые в 17 веке, но в 18 в. в ней появляются некоторые новые черты. Во-первых, постепенно кодификация захватывает все новые стороны языка: орфографию (Фрайер, Готтшед. Клопшток, Аделунг), грамматику (Готтшед, Аделунг), лексику (Штайнбах ,Фриш, Аделунг, Кампе). При этом уже с конца предыдущего столетия в грамматиках начинает разрабатываться не только морфология, но и синтаксис. Слабо нормализованным и кодифицированным остаётся в течение всего периода произношение. Во-вторых, нормализационные требования, выдвигаемые при кодификации, обладают иной степенью императивности: они более прямо и непосредственно реализуются в языковой практике современников. Вместе с тем эти требования уже менее умозрительны: они больше опираются на реальное употребление, и поэтому расхождение между теорией и практикой не так значительны, как раньше. Первая половина столетия небогата новыми трудами. В преподавании используется грамматика И.Бёдикера, переизданная в 1723 г. К середине 18 в. в Германии возникли более благоприятные условия для завершения процесса языковой унификации. В этот период преобладавшие в то время сепаратистские тенденции в языковом развитии окончательно отступили перед процессом объединения, и в основном завершилось становление письменной нормы литературного немецкого языка. Особую актуальность проблема языковой нормы приобретает также в связи с тем, что с первой половины 18 в. немецкий язык, отвоевав у латыни новые позиции, почти повсеместно становится языком, на котором осуществляется преподавание, а также самостоятельной учебной дисциплиной. В течение 18 в. происходило формирование устной формы общенационального немецкого литературного языка, прежде всего в сфере лексики и грамматического строя. Наиболее авторитетным защитником языковой унификации был лейпцигский профессор, теоретик литературы и языка И. Готтшед (J. Ch. Gottsched). Сторонник французского классицизма и рационализма, Готтшед видел главное достоинство литературного языка в рассудочной ясности, логической последовательности, грамматической правильности и единообразии. Он отвергал напыщенность и витиеватость барокко в языке 17 в. Своим основным трудом „Grundlegung einer Deutschen Sprachkunst, nach den Mustern der besten Schriftsteller des vorigen und itzigen Jahrhunderts abgefasset „ (1748) («Искусство немецкого языка, изданное по образцам, заимствованным у лучших писателей прошлого и настоящего столетий») Готтшед продолжил нормализаторские традиции своих предшественников и языковых обществ. Этот труд представлял собой свод правил по орфографии, морфологии, синтаксису и поэтике немецкого языка. Готтшед ориентировался на «верхнесаксонскую» (мейсенскую) норму (obersächsisch - meißnisch). Его идеалом был „eine gewisse eklektische und auserlesene Art zu reden, die in keiner Provinz völlig im Schwange geht, die Mundart der Gelehrten oder auch wohl der Höfe“. В деятельности Готтшеда, как нормализатора, преобладала запретительная сторона. Он выступал против канцелярского стиля (особенно в синтаксисе), с другой стороны, он боролся против особенностей поэтического синтаксиса и против метафоричности и образности поэтического словаря. Несмотря на все субъективные и объективные недостатки Готтшеда, его деятельность явилась важным этапом в нормализации и кодификации немецкого языка. С некоторыми небольшими коррективами в языковой практике 18 в. утверждаются предложенные им орфография и морфология и, в меньшей степени, синтаксис.Сильная сторона Готтшеда заключалась в его опоре на языковое употребление, на реально складывавшиеся в этот период нормы восточносредненемецкого типа. Существенным было также понимание им немецкого литературного языка как наддиалектного образования. Для популяризации и утверждения зафиксированных им норм Готтшед сотрудничал с такими морально-дидактическими журнами, как «Die Vernünftigen Tadlerinnen» и «Der Biedermann». Большую роль в борьбе Готтшеда за распространение и признание его норм играл его журнал «Beiträge zur kritischen Historie der deutschen Sprache Poesie und Beredsamkeit», выходивший в течение ряда лет, начиная с 1732 г. Кроме нормирования немецкого языка Готтшеду принадлежат значительные труды по ораторскому искусству и поэтике: „Ausführliche Redekunst“ (1728) и „Versuch einer kritischen Dichtkunst des Deutschen“ (1730). В духе просветительских идей создал свой двухтомный словарь „Teutsch-Lateinisches Wörterbuch“ (1741) Иоганн Леонгард Фриш (Joh. L. Frisch). В этот словарь вошла наряду с общелитературной также архаичная, диалектная и профессиональная лексика. Каждое слово сопровождалось соответствующими грамматическими пометами. Большое значение для систематизации орфографии имела книга Иеронимуса Фрайера «Наставление по немецкой орфографии» („Anweisung zur teutschen Orthographie“( 1721). Продолжателем дела Готтшеда о второй половине 18 в. был крупный грамматист и лексикограф Иоганн Кристоф Аделунг (Joh. Chr. Adelung). Он сыграл огромную роль в нормализации и унификации литературного языка. Его целью было установить „die eine richtige Sprechart“, «единую и общеобязательную норму» языка, который он назвал „die hochdeutsche Schriftsprache“. Несмотря на социально-ограниченное понимание истоков общенемецкого языка и регламентирующий подход к вопросам нормы, основные труды Аделунга, его грамматика «Deutsche Sprachlehre zum Gebrauch der Schulen in den Königlichen Preußischen Landen»(1781), выдержавшая до 1816 года пять изданий, его же грамматика „Umständliches Lehrgebäude der deutschen Sprache“ (1782) и особенно его пятитомный словарь „Versuch eines vollständigen grammtisсh-kritischen Wörterbuches der Hоchdeutschen Mundart“ (1774-1786), пользовались огромным авторитетом и стали заключительным этапом грамматической и лексической унификации немецкого языка в 18 в. В своём словаре при выборе слов Аделунг ориентировался на словарь восточносредненемецкого литературного языка. Также как и его предшественник Готшед он опирался в своей нормализаторской деятельности на произведения лучших писателей своего времени. При составлении своего словаря он использовал перевод библии, сделанный М. Лютером. Для каждого слова Аделунг давал правописание, произношение, флексию и область употребления. Эти указания сделали словарь в качестве авторитетного нормативного справочника особенно ценным. Труды Аделунга непосредственно предшествовали развитию в Германии в начале 19 в. научного языкознания. Создателем второго большого словаря был Иахим Генрих Кампе (J. H. Campe). Он продолжил дело немецких пуристов 17 в., боролся за чистоту немецкого языка, за изгнание из него ненужных иностранных слов. Создав свой обширный словарь “Wörterbuch der Erklärung und Verdeutschung der unserer Sprache aufgedrungenen fremden Ausdrücke“(1801-1804) (его второе издание содержит 140 тысяч слов), он обогатил немецкий язык большим количеством удачных и укоренившихся в языке слов, например: Amtskleid, belegen, Beweggrund, Einzelwesen (=Individium), Feingefühl (чуткость, деликатность), folgerichtig, geeignet, gefallsüchtig (кокетливый), gegenüber (=vis-a-vis), Haft, Lehrgang Minderheit, Misserfolg, schöngeistig (=beletristisch), Tondichter (=Komponist), trauen, verwirklichen u.a.m. Своим онемечиванием иностранных слов и словотворчеством Кампе развил словообразовательные возможности немецкого языка. Аделунг и Кампе были последними представителями регламентирующего языкознания эпохи формирования общенационального немецкого литературного языка. В результате кропотливого труда грамматистов и лексикографов 17-18 вв. была достигнута ясность в отношении нормы нвн. литературного языка и были сформулированы правила его употребления. Через среднюю школу эти правила становились достоянием всей нации. История немецкого литературного языка в его письменной форме в 15-16 вв.- это история обособления литературного языка от диалектов и тем самым история формирования нового наддиалектного типа языка – носителя единой языковой нормы. К этому типу языка стремились печатники 15 в. на создание его были направлены усилия Лютера, Меланхтона, Агриколы. Эта же цель стояла перед грамматиками–нормализаторами и создателями немецких толковых словарей Аделунгом и Кампе.

§ 20. Деятельность языковых обществ Экономический и политический упадок, наступивший в Германии после Тридцатилетней войны и первые десятилетия после Вестфальского договора, повлёк за собой деградацию культурной жизни. К явлениям упадка в культурной жизни Германии относится пренебрежение к немецким обычаям и культуре у господствующих классов, заимствование иностранных слов, поклонение и подражание прежде всего французским обычаям и нравам. Бурно распространявшееся засорение немецкого языка иностранной лексикой, в первую очередь французской, ещё до Тридцатилетней войны, вызвало активное сопротивление патриотически настроенных людей. В 1617 г. молодой Мартин Опиц опубликовал свою работу «Аристарх или размышления о немецком языке». В том же году князь Людвиг Ангальтский по примеру «языковых академий» Италии и Франции организовал в Веймере общество для развития родного языка, первое немецкое языковое общество, которое не только было призвано остановить наплыв иностранной лексики, но и ставило перед собой общекультурные задачи, например, поощрение добродетельного немецкого патриотизма. Это общество называлось „Fruchtbringende Gesellschaft oder der Palmenorden“ («Плодоносное общество или общество Пальмы»). Оно объединило представителей всех сословий, желавших тщательно оберегать родной язык от иностранщины. Её членами были грамматисты Шоттель и Гвейнц (Gueintz), поэты и писатели Мошерош, Грифиус, Логау, авторы поэтик Опиц и Харсдерфер. Следует отметить, что деятельность Юстуса Г. Шоттеля приобрела огромное значение, выходящее за рамки борьбы с иностранной лексикой. Его «Искусство немецкого языка» („Teutsche Sprachkunst“ 1641) и «Детальное исследование главного немецкого языка» („Ausführliche Arbeit von der Teutschen Haupt-Sprache“ (1663), в которых уже учитывалась история немецкого языка, послужили основой дальнейшего научного исследования немецкого языка и имели большое значение для потомства. С „Fruchtbringende Gesellschaft“ вскоре стали соревноваться другие общества, созданные с той же целью в разных областях Германии.
В 1633 г. в Страсбурге было основано общество „Aufrichtige Gesellschaft von der Tannen“ («Честное, добродетельное общество Ели»). В 1643 г. в Гамбурге по инициативе Филиппа фон Цезепа возникло общество „Teutschgesinnte Genossenschaft“ («Товарищество патриотически настроенных людей»). В 1644 г. было создано в Нюрнберге общество под названием „Hirten- und Blumenorden an der Pegnitz“ («Орден пастухов и цветов на берегу Пегница»), а в 1658 г. - „Elbschwanenorden“ («Орден эльбских лебедей»). Перед членами языковых обществ стояли разнообразные задачи: 1) очищение немецкого языка от излишних иностранных и заимствованных слов; 2) устранение территориальных различий в немецком литературном языке; 3) нормирование и кодификация литературных норм в грамматиках и словарях; 4) регулирование языкового употребления путем создания стилистик, риторик и поэтик. В соотвествии с поставленными задачами члены этих языковых обществ вели активную борьбу за чистоту немецкого языка, положив начало пуристическому движению в Германии. Они выступали также с теоретическими произведениями. Многие из них могли служить как поэты образцом вдохновлённого стремления придать родному языку достойную форму. Особую ценность для развития немецкого стихосложения имела поэтика М. Опица (M. Opitz) „Buch von der deutschen Poeterey“ (1624). В 17 в. впервые со времен рыцарской литературы значительную роль вновь начинает играть поэзия на немецком языке, на которую оказывали влияние гуманизм и Возрождение. Формальной основой развития немецкой поэзии 17 в. и явилась метрическая реформа, проведенная М.Опицем (1597-1639). В этой книге он выступил как реформатор немецкого стиха: на смену распространеному в прошлом столетии стиху, основанному на чередовании долгих и кратких слогов (Knittelvers), Опиц ввел стих, построенный на смене ударных и неударных слогов. Он требовал чистых рифм, совпадения ударения в слове и в стихе, рекомендовал использование эпитетов, поэтических метафор и неологизмов. Мартин Опиц (1597-639) был главой Первой Силезской школы поэтов. Он выступал против переоценки роли латинского языка, за красоту и чистоту поэтического языка, свободного от диалектизмов, архаизмов и иностранных слов, за логическую ясность и грамматическую правильность. Он не ограничивал проблему единого языка сферой Schriftsprache как письменной формы языка. Он ставил вопрос и о правильном звучании. Образцом, по его мнению, является язык Лютера, т.е. восточносредненемецкий литературный язык. Он явился основателем особого поэтического стиля 17 в., так называемого «барочного стиля» („Barockstil“). Язык барокко представлял собой, особенно в творчестве поэтов Второй Силезской школы поэтов, искусственный, вычурный, перегруженный эпитетами и метафорами, псевдоклассический поэтический язык. Он изобиловал такими генитивными словосочетаниями, такими как der Weisheit Zier, der Venus Pfeile, сложными словами schimmerndlicht, silberweiß+´ Nektarlippen, Perlenbrüste, и т. п. Несмотря на это он был значительным этапом в развитии немецкого литературного языка.

§ 21. Пуризм В результате неутомимой деятельности грамматистов и языковых обществ в 17 в. было не только создано описание грамматической системы немецкого языка, но произошла и переоценка взглядов на родной язык как на язык второстепенный, «низкий», вырос общественный авторитет немецкого языка. Это проявилось, прежде всего, в борьбе с засильем иностранных слов – в пуристическом движении и в стремлении заменить латынь немецким языком в области школьного обучения и науки. Пуристическому движению (от лат. purus-«чистый») способствовало усиление патриотических настроений во время Тридцатилетней войны (1618-1648), а также пример соседских стран, более передовых, в которых уделялось большое внимание национальным языкам. В 17 в., в условиях политической и экономической раздробленности, когда норма немецкого языка ещё не устоялась, для него представлял большую опасность поток иностранных, особенно французских слов, наводнивших немецкий язык в так называемую «эпоху модников» („A-la-Mode-Zeit“), когда французский язык становится языком двора и чиновничьей верхушки, а как образец для подражания почитаются иностранные (французские, итальянские, испанские) моды и придворный этикет, литература, музыка и театр. Пуристическое движение, имевшее в 17 в. прогрессивный характер, связано с деятельностью языковых обществ. Пуристы боролись с высокомерно-пренебрежительным отношением к родному языку, доказывая его способность не хуже других языков выражать в стихах и прозе мысли и чувства. Пуристы обогатили немецкий язык многочисленными словами, которыми они заменяли иностранные заимствования. Гарсдёрферу немецкий язык обязан такими словами, как Briefwechsel вместо Correspondence, Irrgarten вместо Labyrith, Lehrart вместо Methode и т. д. Наиболее интересен как пурист и создатель многочисленных неологизмов Филипп фон Цезен. Им было предложено 1735 неологизмов. Это преимущественно различного рода кальки с французского, нидерландского, латыни и т.д. Филипп фон Цезеп создал: Gewissensfreiheit вместо liberte de conslience, Mundart вместо Dialekt, Trauerspiel вместо Tragödie, Verfasser вместо Autor, Nachruf вместо Nekrolog, Sinngedicht вместо Epigramm, lustwandeln вместо spazieren и т. д. Иногда пуристы допускали ошибки из-за незнания истории языка, или им изменяли чувство меры и вкус, и они предлагали заменить то германские по происхождению слова, то раннее вполне освоенные немецким языком заимствования, например, вместо Nase предлагалось Gesichtserker «выступ на лице», вместо Sonne – Tageleuchter «дневное светило», вместо Natur –Zeugemutter (zeugen - порождать), Fieber = Zitterweh (Zittern - дрожать), Papst=Obererzvater, Venus = Liebinne, Aurora-Zötinne, эти и также неудачно онемеченные слова, как Entknötelung вместо interprеtation, Jungfernzwinger вместо Nonnenkloster, Leichentopf вместо Urne, принадлежат также Цезену. Немало заимствований, несмотря на появление заменяющих их слов, не исчезло из языка, продолжая сосуществовать с новыми словами как их синонимы, например: Аdresse-Anschrift, Duell-Zweikаmpf, Autor-Verfasser, Tragödie-Trauerspiel, Lustspiel-Komödie, Bücherei-Bibliothek; или же они семантически обособлялись от нового заимствования, которое они должны были заменить, сравните, например: Horizont-Gesichtskreis (поле зрения), Universität-Hochschule (высшая школа), Journal-Tagebuch (дневник). Образуя новые слова, грамматисты-нормализаторы и писатели обращались к лексике территориальных диалектов, противопоставляя заимствованиям внутринемецкие источники пополнения и обогащения языка, способствуя этим сближению национального языка и диалектов, из которых он вырос. С 17 в. лексика литературного языка пополнялась в основном не за счёт заимствований из диалектов, а за счёт слов, создаваемых путём словосложения и словопроизводства (нередко это были кальки), а также за счёт прямых заимствований из других языков.

§ 21. Периодическая печать Важную роль в развитии и нормализации немецкого языка в 17-18 вв. сыграла периодическая печать. С появлением и развитием периодических газет значительно расширяется в 17 в. сфера делового языка. Первые еженедельные немецкие газеты относятся к 1609 г. Первая ежедневная газета стала издаваться с 1661 г. в Лейпциге. Общее назначение и содержание немецких газет 17 в. определялось их ярко выраженной информационной направленностью. Чаще всего это была информация о политических и военных событиях. С конца 17 в. газеты становятся в Германии не только предметом чтения и обсуждения в различных слоях общества, но и объектом изучения в университетах. В результате газеты приобретают немалое влияние на языковую практику современников. На языковую политику газет оказывала большое влияние традиция канцелярской письменности. С ней газеты были связаны благодаря тому, что деловые документы обычно являлись непосредственными источниками газетной информации. Газеты первой половины 18 в. по своему содержанию и назначению продолжают традиции, сложившиеся в 17 в. Преследуя узко-информационнные цели, они дают довольно однообразный перечень событий, а отдельные информационные сообщения обычно располагаются в порядке их поступления. К середине века вся информация начинает объединяться по тематическому или территориальному признакам. Композиционная перегруппировка разных сообщений повлекла за собой основательную обработку текстов, а следовательно, и языка газет. Правда, газетный текст все ещё сохранял довольно обнообразную структуру, а преобладающей формой сообщений являлась информационная статья. Газетная лексика, а отчасти и формообразование содержат наряду с некоторыми местными особенностями, проникавшими из разговорного языка, отдельные слова и формы из других районов, особенно южных. В этом состоит специфика языка газет по сравнению с другими типами периодики. В них объединялись также различные стилистические слои: книжная лексика терминологического характера и «канцеляризмы» сочетаются в газетах с бытовым и отчасти уже архаическим словарём. В 18 в. большое распространение получают журналы научного содержания. По своему содержанию научная периодическая литература первой половины столетия была преимущественно полиисторической: до 1820 года более одной пятой всех периодических изданий составляли «общенаучные» журналы. Из отраслевых научных журналов в данный период представлены главным образом труды по теологии, истории и философии. В «морализирующей» литературной журналистике первой половины 18 в. главным видом являлись морально-дидактические еженедельники. Первый журнал такого типа появился в подражание английским образцам в 1713 г. в Гамбурге под названием «Разумник» («Der Vernünftler»). И.Готтшед выпускает в 1725 г. журнал для женщин «Разумные хулительницы» - «Die Vernünftigen Tadlerinnen», а затем – журнал «Der Biedermann». Большой популярностью пользовался «Der Patriot» (Гамбург, 1724-1726). В подражание этому популярному журналу возникают многочисленные «Патриоты» и в других городах. Каждый выпуск такого журнала содержал рассуждения автора на избранную им «поучительную» тему: широко обсуждались различные моральные, этические и бытовые проблемы, связанные с жизнью бюргерства. В соотвествии с идеями Просвещения в задачу этих журналов входило «исправление вкуса и улучшение морали и обычаев». Некоторые отдельные положения широко иллюстрировались вставными новеллами, письмами, диалогами, баснями и т.п. Поэтому морально-дидактические журналы по использовавшимся здесь литературным приемам в значительной степени подготовили появление некоторых видов и жанров художественной литературы. Лучшие образцы морально-дидактической литературы отличались относительной простотой и четкой формальной расчлененностью синтаксических построений. В этом смысле они в определенной степени подготовили тот тип письменного литературного языка, который достиг своего рацвета в повествовательной прозе второй половины века. В этих журналах, предназначенных для широкого круга читателей, сознательно избегали иностранных слов, более того, эти журналы активно боролись против их употребления. Характерной приметой словаря морально-дидактической литературы являлось исключительное богатство той лексики, которая обозначала разные моральные и этические понятия, душевные состояния и свойства людей. Довольно популярными в этот период были историко-политические журналы. Они так же, как и морально-дидактические журналы служили поучению и развлечению публики. Несколько иную цель преследовали собственно политические журналы, обычно содержавшие комментарий к газетным сообщениям. В текстах политических журналов представлены военные, политические, юридические, административные термины, встречается в изобилии иностранная лексика, слова, обозначающие различные занятия и профессии, а также лексика, связанная с обозначением бытовых предметов и понятий. Массовость, регулярность появления и многожанровость периодики, в первую очередь журналов, определили длительность и устойчивость влияния ее языка на различные слои читателей в разных областях распространения немецкого языка. Основная масса периодических изданий выходила на востоке средней Германии, а также на севере немецкой языковой области, что укрепляло авторитет литературного языка этих областей Германии. Средненемецкая периодика часто служила примером для научных изданий на севере и юге, являясь тем самым проводником влияния восточносредненемецкого типа литературного языка на всю территорию распространения немецкого языка. В периодической печати нормализаторская и пуристическая деятельность грамматистов и языковых обществ получила поддержку широкий общественный резонанс.

§ 23. Нормализация немецкого литературного произношения К концу 19 в. можно считать в основном завершённой унификацию и устной, произносительной формы немецкого языка. На протяжении 19 в. была достигнута некоторая унификация в области немецкого литературного произношения. Долгое отсутствие единой произносительной нормы немецкого литературного языка объясняется очень сильными диалектными различиями в произношении, несмотря на сформировавшуюся в 18 в. единую письменную форму немецкого литературного языка, а также поздним возникновением стремления к унификации устной формы немецкого языка. Хотя ещё языковые общества в 17 в., а позднее и Готшед выдвигали требования следовать в произношении мейсенской (верхнесаксонской) традиции, единая произносительная норма долгое время оставалась желанным идеалом. В установлении единообразной произносительной нормы большую роль сыграли образованные люди северной Германии. Здесь процесс усвоения верхненемецкого литературного языка из-за существенного расхождения верхненемецкого произношения с местными нижненемецкими говорами имел книжный характер. В северной Германии установилось ориентирование на письменную норму более «чистое» произношение, которого нет ни в средней, ни в южной Германии, где местные верхненемецкие говоры, близкие к литературному языку, накладывают более или менее значительный отпечаток на литературное произношение. Ещё в 18 в. грамматисты отличали «образцовый» характер произношения образованных людей на севере Германии. Они усваивали литературное произношение „nach der Schrift“ ,так что сложился принцип в произношении: „Man muss sprechen, wie man schreibt“. Этот северонемецкий тип литературного произношения в условиях экономического и культурного влияния северной Германии в 19 в. приобрел через книгу и школу авторитет образцового также и в других областях Германии. Нормы немецкого литературного произношения (Hochlautung) были установлены в конце 19 в. В 1898 г. специальная комиссия из филологов- германистов и деятелей сценического искусства выработала нормы так называемого «сценического немецкого произношения» („Bühnenaussprache“, „Bühnendeutsch“). Итоги работы комиссии были опубликованы её секретарём Т.Зибсом (Theodor Siebs) в книге „Deutsche Bühnenaussprache“. Комиссия приняла формулу образцового немецкого произношения, выдвинутую фонетистом В. Фиетором (W. Vietor): „hochdeutsche Sprachform in niederdeutscher Aussprache“- „северонемецкое произношение верхненемецкого литературного языка“. Его особенностями являются чёткое произношение звонких b, d, g, [z] и глухих p,t,k,s, обязательная лабиализация ö, ü, eu, äu.. Со времён введения норм сценического произношения в качестве школьного орфоэпического стандарта начинается его активное взаимодействие с его региональными типами немецкого литературного произношения, традиционно культивировавшимися в средних и высших учебных заведениях различных земель Германии. Во второй половине 30-х годов в связи с развитием радиовещания вопрос о необходимости составления новых правил немецкого орфоэпического стандарта, отражающих действительно общенемецкий способ звукового оформления литературной речи, приобрёл ещё большую остроту. Однако вторая мировая война надолго отодвинула решение этого вопроса. Через несколько лет после окончания второй мировой войны вопрос о пересмотре правил немецкого литературного произношения вновь был поставлен на повестку дня уже в условии существования двух германских государств. В качестве первого шага предлагалось подготовить новое издание руководства Т.Зибса с изменениями отдельных правил в соответствии со сложившимся литературно-речевым узусом. В ФРГ в 1969 году вышло 19 издание фонетического словаря Т.Зибса :“Theodor Siebs. Deutsche Aussprache. Reine und gemäßigte Hochlautung mit Aussprachewörterbuch“. Его издатели пошли на компромисс. Признавая норму «сценического немецкого» как „reine Hochlautung“, т.е. «чистую», идеальную норму, издатели словаря одновременно формулируют принцип и правила некоторой «умеренной нормы» - “gemäßigte Hochlautung“. В последующие годы трижды издавался произносительный словарь из серии справочных пособий „Der Duden in 10 Bänden“ (Duden- Aussprachewörterbuch Wörterbuch der deutschen Stardandaussprache. 3.völlig neu bearbeitete und erweiterte Aufl.(Bearbeitet von Max Mangold in Zusammenarbeit mit der Dudenredaktion. Mannheim, 1990. Duden. Bd. 6). Последнее издание этого словаря, содержащее 130 тысяч слов, кодифицирует в отличие от словаря Зибса собственно литературное(стандартное) немецкое произношение. В этом словаре охарактеризованы различия между собственно литературным и сценическим произношением и между собственно литературным и нелитературным произношением.

§ 24. Нормализация немецкой орфографии К началу 19 в. унификация в области орфографии ещё не была достигнута. В эпоху раннего средневековья, в условиях отсутствия языкового нормирования и существования языка немецкой народности в виде конгломерата близкородственных диалектов, упорядочение орфографии дальше первых попыток не пошло. Не изменилось положение и в средневерхненемецкий период. Требование нормализации орфографии было выдвинуто в начале 16 в. грамматистами, учителями, печатниками. Именно в этот период, одновременно со становлением звуковой системы новонемецкого языка, сформировался и ряд основных черт современной орфографии (графические изображения долготы и краткости гласных, единый способ обозначения умлаута и др.). Однако и в 16 в. в орфографии ещё царил полный произвол. В тексте наблюдались беспорядочные удвоения и скопления букв, в первую очередь согласных. Так например, аффриката [ts] изображалась в виде буквосочетаний tz, zc, cz, tcz, tzc, czz. Часто встречается h при согласных, например: theil, thun, rath. Из греческого алфавита через латинский заимствуется буква y, до 18 в. часто заменявшая i. Это написание по традиции сохраняется во многих фамилиях и некоторых географических названиях, например: Heyse, Meyer, Jacoby, Bayern. В 15-16 вв. впервые появляются также большинство знаков препинания: запятая, вопросительный и восклицательный знак, двоеточие (часто в функции запятой). Реже встречаются кавычки и точка с запятой. К середине 16 в. к Лютеру и традиции печатников эпохи Реформации восходит обычай выделять при помощи заглавной (прописной) буквы наиболее важные для понимания текста слова, чаще всего существительные. Это объясняется стремлением облегчить понимание смысла читаемого текста выделением слов - носителей логического ударения. 17 в. с его приверженностью к пышности и «украшательству» в духе барокко подхватил и расширил эту тенденцию, сделав написание существительных с заглавной буквы практическим правилом. В 18 в. Готшед сформулировал ряд правил в орфографии и узаконил, в частности, написание существительных с заглавной буквы. Это было связано отчасти и с тем, что Годшед неправомерно подчёркивал особую роль существительного в предложении, он же ввёл в грамматический обиход немецкий термин Hauptwort-«главное слово». Создание орфографических правил и норм осуществлялось в основном уже в Новое время как одна из сторон унификации национального литературного языка. Особенно большие заслуги в нормализации орфографии принадлежат Шоттелю, Готшеду и Аделунгу, в частности работе последнего «Полное руководство по немецкой орфографии» (Vollständige Anweisung zur Deutschen Ortpographiе“ (1788). Показательно, что взгляды этих трёх ведущих нормализаторов немецкого языка 17-18 вв. совпали по всем основным вопросам орфографической нормы. Первым, кто теоретически подошёл к нормализации немецкого правописания, был Иеронимус Фрайер. В своём «Руководстве по немецкой орфографии» ("Anweisung zur Deutschen Ortpographiе“(1722) он сформулировал четыре принципа нормализации правописания:
1. соответствие написания произношению;
2. принятие во внимание этимологию слова;
3. учёт аналогии;
4. соблюдение узуса (общепринятого употребления). Соблюдение этимологического принципа способствовало распространению написания ä, äu вместо лютеровских e, eu в словах älter, Fähre, Hände, Häuser (однако Eltern, fertig, behend); стремление к различению омонимов побудило различное написание таких слов, как Leib и Laib, Tau (канат) и Thau(уст. роса), meine и meyne (неупотр. верю) и т.д. В 19 в. в связи с бурным развитием сравнительно-исторического языкознания Я.Гримм отстаивал историко-этимологический принцип в орфографии, учитывающий в написании слов факторы исторической фонетики. Против этого принципа выступали сторонники фонетического принципа, ярким представителем этого лагеря был Рудольф Раумер. После политического объединения Германии в 1871 г. вопрос о создании единых, общих для всей страны орфографических норм приобрёл особое значение. В 1876 г. в Германии была созвана первая орфографическая конференция. Одним из важных положений, выработанных на конференции, была рекомендация значительного приближения написания слов их произношению. Итоги работы конференции были опубликованы К. Дуденом (K. Duden, 1829-1911) в его словаре „Orthographisches Wörterbuch der deutschen Sprache“(1880). Этот словарь заложил основы нормализации орфографии, осуществлённой Второй Орфографической конференцией в 1901-1902 гг. и зафиксированной в новом словаре Дудена „Orthographisches Wörterbuch“(1902). С тех пор все изменения в написании слов находили отражение в очередных изданиях орфографического словаря «Дуден». С 1954 г. эти словари издавались в Лейпциге и Мангейме. В июле 1996 г. в Вене была подписана представителями немецкоязычных стран межгосударственная декларация о реформе немецкого правописания. Тем самым стало возможным заменить существовавший с 1901 г. свод орфографических правил новой редакцией. Днём введения новых правил орфографии стал 1 августа 1998 г. В 1996 г. вышло 21-ое, полностью переработанное издание орфографического словаря Дудена, содержащее новые правила немецкого правописания „Bd.1 Duden, Rechtschreibung der deutschen Sprache“.

II ЧАСТЬ. Историческая фонетика немецкого языка § 1. Вводные замечания Историческая фонетика (или историческая фонология) занимается исследованием и описанием развития фонологической системы современного немецкого литературного языка в историческом аспекте. Изменения, происходящие в фонологической системе, носят эволюционный характер. Сущность фонологической эволюции состоит в том, что в силу тех или иных причин различия между вариантами одной фонемы начинает использоваться в языке для различения морфем или слов. Иначе говоря, эти варианты оказываются фонологически противопоставленными и из одной фонемы возникают две. Или же наоборот, фонологическое противопоставление между двумя фонемами утрачивается, они теряют способность служить для различения морфем и слов, тогда из двух фонем образуется одна; прежде самостоятельные фонемы становятся вариантами одной фонемы. Звуковые изменения имеют не случайный, а закономерный характер; они происходят в строго определённых фонетических условиях. Этим обстоятельством и объясняется то, что звуковые изменения часто называют «звуковыми законами». Фонетические изменения, которые исследует историческая фонетика, бывают двух принципиально различных видов. Одни изменения происходят в фонетическом облике морфем или слов при сохранении старого состава фонем в языке в целом. Другие касаются самого состава фонем и заключаются в том, что возникают ранее отсутствовавшие фонематические противопоставления или же, напротив, исчезают ранее существовавшие. С этой точки зрения историческая фонетика исследует как количественные изменения состава фонем, так и описывает эволюцию фонологической системы в целом, включая действие определённых фонетических закономерностей. Количественные изменения бывают трёх видов: 1) расщепление одной фонемы на две, т.е. превращение вариантов одной фонемы в две противопоставленные друг другу фонемы; 2) слияние двух фонем в одну, т. е. превращение двух самостоятельных фонем в два варианта одной фонемы; 3) монофонемизация сочетания фонем, т.е. возникновение одной фонемы из сочетания двух или нескольких фонем. Первый случай представлен в истории немецкого языка, например развитием старого о в две фонемы - o и ö; второй - слиянием в одну фонему [i:] старого дифтонга ie и долгого î; третий – переходом сочетания согласных фонем sch в одну фонему - [∫]. Любое количественное изменение в составе фонем влечет за собой возникновение новых связей или утрату старых, т.е. изменение в системе фонем.

§ 2. Фонологическая система древнегерманского языка Основой реконструирования древнегерманской фонологической системы являются звуковые соответствия (Lautkorrespondenzen) в общеиндоевропейской части древнегерманского словарного состава. Они подтверждаются словарными параллелями (Wortgleichungen). Однако новообразования в фонологической системе столь значительны, что позволяют говорить о формировании нового типа языков индоевропейской языковой семьи, германской языковой ветви. Эти изменения, произошедшие со второго тысячелетия по первое тысячелетие до нашей эры, образуют своеобразие этих новых языков. Важнейшим из них является первое передвижение согласных, получившее также название германского передвижения, или перебоя, согласных или закона Гримма (die erste, germanische Lautverschiebung oder das Grimmische Gesetz). Под первым передвижением согласных понимают существенное изменение индоевропейских смычных согласных в германских языках, произошедшее в период 2-1 тыс. до нашей эры. Оно включает в себя три передвижения: 1. ие. ph ~ p › герм. f; ие. th ~ t › герм. þ [θ]; ие. kh ~ k> герм. h; ие. kw>hw 2. ие. bh › герм. b › b; ие. dh ›герм. d › d; ие. gh› герм. g › g. Во многих германских языках фонологизировались позиционные варианты b,d, g, и вытеснили звонкие щелевые b, d, g. 3. ие. b› герм. p; ие. d › герм. t; ие. g › герм. k; ие. g › герм. k. Эти звуковые соответствия проявляются в следующих словарных параллелях:
1) lat. plenus, russ. полный – got. fulls, ahd. fol. skr.. napāt, lat. nepos – ahd. nefo gr. klepto, lat. clepo – got. hlifan (“stehlen”) lat. tres, russ.три – got.Þreis, ahd drî; gr. kardia, lat. cor (Gen. cordis) – got. hairto, ahd herza, lat. quod – got. was, ahd. hwaз; gr. deka – got. taihun, ahd zehan lat. caput – got.haubiÞ, ahd houbit
2) skr. bhratar, lat. frater, russ. брат – got-brōÞar- ahd bruoder skr. (da) dhami, gr (ti) themi, lat. facio, russ. делаю – got. (ga) deÞs (Tat), ahd. tuon, nhd.tun skr. stighnomi, gr. steicho, russ. (на) стигаю – got. steigan, ahd stîgan
3) lit. dubus (дупло) – got. diups, ahd tiof, nhd tief gr. edomai, lat. edo, russ. едим – got. itan, ahd eззan lat. ego, gr. ego (n) – got. juk, ahd ih skr. gna, gr. gune (женщина) – got. qino, ahd quena Ряды основных явлений первого передвижения согласных могут быть представлены следующей схемой: ide. p, t, k > germ. f, p, h; ide. bh, dh, gh > germ. . b, d, g > b, d, g ide. b, d, g > germ. p, t, k Таким образом, среди германских шумных согласных нет ни одного согласного, за исключением свистящего s, который остался бы в том же ряду, в каком он находился. Все согласные подвергались передвижению в другие разряды. Исключение составляют несколько вполне определённых случаев: 1) индоевропейские глухие смычные не переходили в щелевые, если им предшествовал спирант s: ide. sp, st, sk || germ. sp, st, sk ср.: lat.spicio-ahd spehôn; gr.аster–got. stairno; ahd.sterno; lat. piscis–got. fisks, ahd fisc 2) в группе из двух других смычных первый смычный переходит в щелевой, а второй остаётся смычным: skr. naptih, lat. neptis (внучка) - ae. nift, ahd nift lat. captus – got. hafts (наделённый чем-л.), gr. octo – got. ahtau Вопрос о времени и причинах первого передвижения не является окончательно решённым. Лингвисты предполагают, что передвижение произошло в период существования общегерманского языка-основы. Основную фонетическую сущность первого передвижения согласных усматривают в характерном для носителей германских языков запаздывании действия голосовых связок. Поскольку запаздывает и смыкание, и начало вибрации голосовых вязок, глухой смычный оказывается в условиях, способствующих его превращению в глухой щелевой, а звонкий смычный – превращению в глухой смычный. Выдвигались различные теории, объясняющие причины первого передвижения, и в частности условий запаздывания действия голосовых связок. Одной из них является теория субстрата. Сторонники этой теории объясняют передвижение согласных влиянием побеждённого языка–«субстрата» на язык- победитель. Носители побеждённого языка сохраняли свои артикуляционные навыки при усвоении языка-победителя – одного из индоевропейских диалектов, которому было суждено стать германским языком. Последовательным сторонником этой теории был А. Мейе. Значением первого германского передвижения согласных, или закона Гримма, является формирование системы согласных фонем германских языков, а также замена дистинктивного признака «предыхательный– непредыхательный», характерного для индоевропейского праязыка, фонологически релевантным признаком германских языков «взрывной– щелевой»

§ 3. Закон Вернера Сопоставление индоевропейских и германских словоформ показывает, что в некоторых случаях вместо ожидаемых по первому передвижению согласных глухих щелевых f, Þ, h и унаследованного от общемироевропейского s наблюдаются звонкие щелевые b, d, g, z. Это явление было объяснено в 1877 г. датским лингвистом Карлом Вернером (K. Verner). Он обратил внимание на тот факт, что германские щелевые оставались глухими или озвончались в зависимости от того, на какой слог падало ударение в соответствующем индоевропейском слове. Озвончение происходило, если непосредственно предшествующий гласный не имел на себе ударения, и не происходило, если позиция ударения в слове была иной. Установленная закономерность позволила сделать вывод о том, что в период действия первого передвижения согласных ударение в германском было ещё свободным. Действие первого передвижения согласных и закона Вернера можно показать звуковыми соответствиями в следующих парах однокоренных слов, в которых и.е. k переходит в германский звук h (в соответствии с первым передвижением согласных) и в герм. g > g (по закону Вернера):
1) рус. свёкор – got. swaihra, ahd swehur
2) рус. свекровь – ahd swigar
1) gr. deka, рус. десять – got. taihun, ahd zehan
2) gr. dekas, рус. десяток – got. tigjus, ahd zug (десяток). В первом ряду каждой из приведённых пар слов индоевропейский глухой смычный стоит после ударного гласного, поэтому в германских языках сохраняется глухой щелевой, во втором ряду – после безударного, и поэтому в германских языках наблюдается озвончение по закону Вернера. Чередование по закону Вернера обобщены в следующей схеме, в которой о обозначает любой предшествующий гласный, а а - последующий: ие. opá→герм.ofá→obá→óba ие. otá→герм. oÞá→ođá→óda ие. oká→ герм. ohá→ogá→óga ие. osá→ герм. osá→ozá→óra Во всех письменно зафиксированных германских языках, кроме готского, звонкий германский z становится r. Это явление получило название ротацизма (Rhotazismus).

§ 4. Грамматическое чередование по закону Вернера Чередование глухих и звонких щелевых по закону Вернера наблюдается особенно чётко в формах сильных глаголов германских языков и носит название «грамматического чередования по закону Вернера». Оно свидетельствует о том, что, по–видимому, когда–то в формах настоящего времени и в единственном числе прошедшего времени ударение падало на корень, а во множественном числе претерита и в Part.ІІ – на последующий слог. Это предположение подтверждается фактами количественного чередования по аблауту в корне: в первых двух формах наблюдается нормальная ступень, а в двух последних (в 1-3 рядах аблаута сильных глаголов) – нулевая ступень. Наиболее отчётливо грамматическое чередование представлено в древнеанглийском, древнесаксонском, древневерхненемецком языках. В германских языках происходит чередование: f/b>b в ahd. f/b
Þ/đ>d d/t h/g>g h/g s/z>r s/r Например, в древневерхненемецком: ziohan – zoh – zugum – gizogan; snîdan – sneid – snitum – gisnitan; sîn – was – wârum; farliosan – farlôs – farlurum – farloran. В современном немецком языке грамматическое чередование согласных наблюдается в парах слов и формах сильных глаголов: darben – bedürfen, heben – die Hefe, schneiden – schnitt –geschnitten, Schneider – Schnitter, ziehen – zog – gezogen, war – gewesen, verlieren – Verlust, frieren – Frost.

§ 5. Ударение Важнейшим общим признаком германских языков является сильное динамичное (силовое, экспираторное) ударение на первом (корневом) слоге. Ударение в общеиндоевропейском отличалось двумя особенностями. Первая особенность заключалась в том, что оно характеризовалось повышением голоса (тона) на одном из слогов. Такое ударение называется тоническим, или музыкальным, в противоположность динамическому, или экспираторному, связанному с силой выдоха. Вторая особенность индоевропейского ударения состояла в том, что оно было свободным, т.е. могло падать на любой слог. В общегерманском свободное ударение сменилось ударением, фиксированном на начальном (корневом) слоге. Лишь сопоставляя факты различных индоевропейских и германских языков, лингвисты сделали вывод, что в германском языке ударение первоначально тоже было свободным. Тоническое ударение уступило место динамическому. В настоящее время тоническое ударение наблюдается в шведском и норвежском языках. Закрепление сильного динамического ударения на первом слоге оказало значительное влияние на развитие строя германских языков и усилило тенденции, действовавшие уже в период германской языковой общности. Фиксированное ударение выделило главный в смысловом отношении слог и способствовало редукции неударных слогов; в результате действия закона конца слова долгие гласные сокращались, а краткие ослаблялись и редуцировались или совсем отпадали. Это оказало существенное влияние и на морфологическую структуру германских языков, образованию и развитию аналитических форм.

§ 6. Система гласных фонем Общегерманская система гласных, восстанавливаемая методом сравнительной реконструкции, состояла из кратких и долгих фонем. Краткие гласные: a,e,i,u. Краткое германское a соответствует двум индоевропейским гласным a и o, так как ие. о > герм. а, например: gr. aroo, lat. aro – got. arjan (пахать);lat. hortus – got. gards, ahd gart Вследствие перехода ие. о > герм. а в общегерманском не было краткого о. Развитие новой фонемы, краткого о в германских языках относится к более позднему времени, к периоду их раздельного существования. Индоевропейские краткие i, e, u, подчиняясь свойственному германским языкам явлению уподоблению гласных корня гласному суффикса или окончания (так называемое «общегерманское преломление»), либо сохранялись без изменений, либо изменялись под влиянием последующих гласных. Если за корневым гласным следовали узкие гласные i (j) или u, а также сочетание «носовой + согласный», то в корне сохранялся узкий гласный или корневой гласный сужался; в остальных случаях в древнегерманских языках наблюдались широкие гласные, напр.: lat. wentus – ahd. wint.

Долгие гласные: ō, ē, ī, ū. Вследствие перехода ие. ā > герм. ō в общегерманском отсутствовал гласный ā, и германское ō соответствовало двум индоевропейским гласным - ā и ō. ие. ā || герм. ō напр., skr. māter – ae. mōdar, ahd muoter; lat. frāter – got brōÞar, ahd bruoder ие. ō || герм. ō напр., lat. flōs – got. blōma, ahd bluoma. В древнегерманском происходят также такие изменения, как ие.oi>герм. ai, например: gr. (w)oida – got. wait (знаю), и ие. ei>герм. î, например: gr. steicho (иду) – ae. stīge, ahd stîgu. Подводя итоги рассмотрению фонологической системы германской группы языков, можно сделать вывод о том, что в период формирования германского ареала произошли изменения, имевшие решающее значение для дальнейшего развития фонологической системе германских языков и заложившие новые тенденции в развитие их грамматического строя в сторону аналитизма.

§ 7. Фонологическая система древневерхненемецких диалектов Древневерхненемецкая фонологическая система характеризуется переплетением (1) фонологических характерных черт, унаследованных от древнегерманского языка, (2) звуковых изменений, произошедших в дописьменный период и (3) фонетических процессов, совершающихся в двн. территориальных диалектах и определивших на столетия своеобразие немецкой фонологической системы. 1) Общегерманскими фонологическими чертами, унаследованными фонологической системой древневерхненемецкого языка, явились:
1. постоянное словесное ударение на первом слоге корневой морфемы: ′geban, ′zwîfalôn, ar′slahan, bi′bot (Gebot);
2. аблаут, принимавший участие в древневерхненемецком языке, как и в современном немецком языке в формообразовании сильных глаголов: ahd. bintan – bant – buntum – gibuntan ahd. ziohan – zôh – zugum – gizogan
3. грамматическое чередование согласных d/t, h/g, f/b, s/r по закону Вернера: ahd. snîdan – sneid – snitum – gisnitan ahd. farliosan – farlôs – farlurum – farloran 2) Звуковые изменения в дописьменный период:
1. В северо- и западногерманских языках образуется â из древнегерманского ē через промежуточную ступень æ, ср.: got. slēpan – ahd slâfan.
2. во всех германских языках образуется новая фонема ē
3. В северо- и западногерманских языках произошёл ротацизм (Rotazismus), переход z>r, ср.: got. dius, G. diuzis – ahd tior.
4. Во всех германских языках образовались новые фонемы b, d, g, в результате фонологизации вариантов фонем b, đ, g.
5. В западногерманских языках произошла геминация (удвоение согласных) перед j, напр., got. bidjan – as. biddian, ahd bitten

§ 8. Звуковые изменения в древневерхненемецкий период. Особенно важное значение для развития немецкой фонологической системы имели следующие звуковые явления:
1. древневерхненемецкое, или второе передвижение согласных; 2. умлаут; 3. древневерхненемецкая монофтонгизация: а) герм. дифтонг ai>двн. ê перед h, r, w, в других случаях ai>ei, ср.: got. laisjan – as. lêrian, ahd lêren; got. stain – ahd stein б) дифтонг au>ô vor h и дентальными согласными (d, t, s, n, r, l), в других случаях au>ou, напр., got. hauhs – as. hôh, ahd hôh; got. augo – ahd ouga;
4. древневерхненемецкая дифтонгизация: а) germ. ē>ia; со второй половины 9 в. ia>ie,напр., got. hēr - ahd. hiar – hier б) germ. ō>uo,напр., got. fōr – ahd. fuor; got. brōÞar –ahd. bruodar;
5. В 8 в. в южнонемецких диалектах начался переход германского Þ > ahd. d через промежуточную ступень đ [ð], которая во франкских письменных памятниках передавалась как th, dh; т.о. Þ>ð>d, напр.,got. Þreis – ahd thrî, dhrî, drî. В 12-14 вв. этот переход охватывает также нижненемецкие диалекты, в английском языке сохраняется германское Þ, ср. e. three (drei), earth (Erde), to thank (danken).
6. Сингармонизм гласных, или преломление.

§ 9. Преломление Под этим понимается повышение или понижение гласных корня под действием гласных последующих слогов. Это явление регрессивной ассимиляции, т.е. выравнивание гласных по степени подъёма спинки языка при их артикуляции в слове. Оно было свойственно всем древнегерманским языкам. Схематично это явление можно представить следующим образом: в корне происходило чередование: e │ i o │ u eo, io │ iu перед a, e, o │ i, (j), u, n + согласный в окончаниях В корне стояли гласные верхнего подъёма i, u или дифтонг iu, если в последующем слоге появлялись гласные верхнего подъёма i, u, j или n + согласный, если в последующем слоге появлялись гласные среднего или низкого подъёма, то происходило понижение гласных корня i>e, u>o, iu>io/eo. Это проявлялось а) в спряжении сильных глаголов в презенсе, например neman: nimu, nimis, nimit, но nemamês, nemеt, nemant; biogan: biugu, biugis, biugit, но biogamês, bioget, biogant; б) в образовании основных форм bugum – gibogan, hulfum – giholfan и т. д., или durfum – dorfta, kunnan – konta; в) в словообразовании: berg – gibirgi, erda – irdisc, diota – diutisk. К началу древневерхненемецкого периода преломление становится историческим явлением. В таких случаях, как reht – rihten, lioht – liuhten выбор корневого гласного в синхронии не оправдан. Об этом свидетельствуют также такие слова, как rehtunga (Recht), rihtâri (Richter) и ряд других. В древневерхненемецком языке, как и в других германских языках, перед носовым + согласный звук возможны были только закрытые гласные i, u, поэтому bintan, zwingan, trinkan и т.д., а также bintan – gebuntan.

§ 10. Умлаут Под умлаутом, или палатальной перегласовкой, понимают переход гласных заднего и среднего ряда в гласные переднего ряда под влиянием последующего i или j. Исторически умлаут является, таким образом, явлением регрессивной ассимиляции, а именно выравниванием гласных в слове по степени продвинутости языка. Умлаут возникает на севере немецкой языковой области и распространяется с севера на юг. В немецком языке умлаут закрепляется приблизительно около 750 г. и в начале древневерхненемецкого периода орфографически обозначается только умлаут краткого а как е, например, ahd gast - Pl. gesti; ahd alt – Komp. eltiro – Superl. eltisto; got. harjis – ahd heri (Heer); got. halja – ahd hella (Hölle); ahd faran – 2 P. Sg. feris – 3 P. Sg. ferit. Проведению первичного умлаута, однако, в ряде случаев препятствовали сочетания определённых согласных, причём на юге Германии в южнонемецких диалектах количество этих сочетаний было значительно больше, чем в других диалектах. Во всех немецких диалектах гласные не подвергались умлаута перед:
а) ht, hs, rw, напр.: naht – Pl. nahti; wahsan –3 P. Sg. wahsit;
б) «согласный + w», напр.: garwen (готовить) – garwita;
в) перед –în, -lîn, nissa, напр.: tag – tagalîn (Tag – täglich). В баварском и алеманском диалектах к этим помехам присоединились также сочетания:
а) «l + согл.», напр.: halten – fränk. 2.3.P.Sg. heltis, heltit; bair., alem. haltis, haltit;
б) hh, ch, напр.: sahhan (спорить)- 2.3.P.Sg. bair. alem. sahhis, sahhit. Специфической для баварского диалекта особенностью является отсутствие умлаута перед сочетанием «r+согласный», ср.bair. marren (препятствовать), warmen (греть). Большинство этих препятствий преодолеваются к началу средневерхненемецкого периода, так что с 12 в. и в этих случаях происходит умлаут краткого гласного а, который обозначается графически как ä. Это так называемый вторичный или секундарный умлаут, напр.: mähtec, wähset, mägede и т.п. С конца 10 в. орфографически обозначается умлаут долгого û как iu, напр. ahd hûs – Pl.hûsir, с 11 в. hiusir (Haus – Häuser). Обозначение умлаута долгого û как iu стало возможным, так как в этот период произошла монофтонгизация старого дифтонга iu в [y:], причём старое написание дифтонга сохранилось, напр.: ahd hiutu – mhd hiute. Так возникла новая фонема [y:] частично в результате монофтонгизации дифтонга iu, частично в результате умлаута долгого û. Весьма вероятно, что под влиянием i или j происходила палатальная перегласовка также и других гласных, как долгих, так и кратких, a, o, u. Так как в латинском алфавите не было подходящих знаков для новых звуков, они не находили своего отражения на письме, выступая в качестве позиционных вариантов долгих и кратких a, o, u. Только в средневерхненемецкий период они развились в новые фонемы и получили своё орфографическое обозначение. В этот период умлаут (чередование гласных корня типа gast - geste, half - hülfe) получает дальнейшее развитие, становится грамматическим средством формообразования, а именно внутренней флексией.

§ 11. Второе передвижение согласных Древневерхненемецкий язык отличается от всех других германских языков наличием второго (верхненемецкого) передвижения («перебоя») согласных. Значением второго передвижения является: 1) формирование системы согласных фонем немецкого литературного языка; 2) разделение немецких территориальных диалектов на верхненемецкие и нижненемецкие; 3) создание фонетических различий среди верхненемецких территориальных диалектов (т.н. «франкский веер»). Под вторым передвижением согласных понимают существенное изменение германских смычных согласных в верхненемецких территориальных диалектах, произошедшее с 5/6 по 12 вв. н.э. Оно включает 2 ряда явлений:
1. полная или частичная спирантизация германских глухих смычных p, t, k: а) в середине и в конце слова после гласной происходит полная спирантизация германских p, t, k в древневерхненемецкие глухие спиранты: f, з, h, причём после краткого гласного проявляется тенденция к удвоению согласного:ff, зз, hh, например: got. stēpan – ahd stâfan; as. opan – ahd offan; got. itan – ahd eззan; got. sōkjan – ahd suohen; got. brikan – ahd brehhan; б) глухие смычные p, t, k в начале слова, в середине и конце слова после согласных или при наличии удвоения (которое в частности вызывал j после p, t,k) переходят в аффрикаты pf/ph, z/zz, ch/kh, т. е. происходила частичная спирантизация глухих смычных p, t, k, например: as. pund – ahd pfunt; as. appul – ahd apful; got. taikns – ahd zeihn; got. saltan – ahd salzan; as. korn – bair., alem. (k)chorn. Передвижение германского k в kch (ch) произошло только в баварском и алеманском диалектах, во франкских сохраняется старое германское k. Глухие смычные p,t,k в сочетании с s в sp,st,sk остаются непередвинутыми, ср.:: ahd. spil, fisk, stern, а также в сочетаниях ht, ft, tr, ср.: naht, kraft, tretan; после n в wintar.
2. ленирование (ослабление) германских b, d, g. Звонкие взрывные b, d, g, образовавшиеся из германских b, đ, g передвигаются в p, t, k, ср.: as. drinkan – ahd trinkan; as.burg – bair.,alem. purc (Burg); as.geban, fr.geban – bair., alem. kepan. Передвижение b,g>p,k произошло только в баварском и алеманском диалектах, и только передвижение d > t охватило также часть франкских диалектов. Процесс ленирования – это не только утрата звонкости, но и ослабление мускульного напряжения при артикуляции согласных. В результате ленирования возникли так называемые слабые взрывные звуки или ленес (Lenes) b, d, g, которые отличались как от p, t, k, так и от b, d, g. Они были глухими как p, t, k, но произносились с меньшим мускульным напряжением. Из-за отсутствия в латинском алфавите подходящих букв для их обозначения они стали передаваться в древневерхненемецких текстах через p, t, k. Центральнонемецкое ослабление согласных. К концу древневерхненемецкого периода относится ещё одно фонетическое явление, так называемое центральнонемецкое ослабление согласных. В основной, центральной, части верхненемецкого (кроме рипуарского на севере и приальпийских диалектов на юге) глухие смычные p, t, k (fortes) также подверглись ослаблению в b, d, g. В результате произошло смещение звонких b, d, g и глухих p, t, k, например, в произношении таких слов, как Blatt-Platt, Ende-Ente, gleiten-kleiden, leiden-leiten, Tier-dir. Центральнонемецкое ослабление согласных является как бы продолжением второго передвижения согласных.

§ 12. Распространение второго передвижения согласных. Второе передвижение согласных возникло предположительно в 5/6 в. на юге, в области распространения баварского и алеманского и распространялось на протяжении ряда столетий в направлении с юга на север, постепенно ослабевая. Охватив со временем в большей или меньшей степени всю область южнонемецких и средненемецких диалектов, второе передвижение не затронуло область нижненемецких диалектов. Условная граница между нижненемецкой и верхненемецкой областями проходит в настоящее время по линии Дюссельдорф на Рейне – Магдебург на Эльбе – Франкфурт на Одере, по так называемой линии «Бенрата» («Benrather Linie»). Полностью второе передвижение осуществилось только в южнонемецких диалектах – алеманском и баварском. Все франкские говоры обнаруживают большее или меньшее число колебаний и «непередвинутых» звуков. Новонемецкий литературный язык в основном имеет ту степень передвижения, которая представлена в восточнофранкском, и охватывает 6 случаев из 9, ср.: герм. нем. t, p, k з, f, h t, p, k z, pf,| kh d, b, g t, |¯ p, k В южнофранкском произошло также, как и в восточнофранкском 6 передвижений, здесь отсутствует передвижение k>kh (kind > kchint); b>p (bin > pin); g>k (ginuog > kinuok); эти передвижения остались специфическими признаками баварского и алеманского диалектов. Чем дальше второе передвижение распространялось на север, тем слабее оно становилось. В рейнскофранкском диалекте отсутствует кроме того передвижение p>pf (pund>pfunt, appel>apfel). Не всегда происходит здесь передвижение d>t (dohter>tohter). Ещё больше отступлений от второго передвижения наблюдается в среднефранкском; здесь также отсутствуют передвижения p>pf, d>t. В рипуарском отсутствует частично передвижение p>ff ( f ) в сочетаниях согласных rp,lp (werpen>werfen, helpen>helfen). Характерным для среднефранкского являются непередвинутые формы местоимений dat, wat, et, allet. Совершенно неохваченным вторым передвижением остаётся нижнефранкский, который по этой причине относят к нижненемецким диалектам. Второе, верхненемецкое передвижение согласных явилось как бы продолжением общегерманской тенденции развития звуковой системы, носящей название первого, германского передвижения. Однако второе передвижение в целом отличается меньшей интенсивностью по сравнению с первым германским и проводится в отношении звонких согласных с меньшей последовательностью, кроме того, специфическим для немецкого языка является возникновение аффрикат как результат передвижения. Все указанные особенности позволяют считать второе передвижение одной из внутренних закономерностей развития звуковой системы немецкого языка в древности. Причины, вызвавшие второе, верхенемецкое передвижение, остаются невыясненными до настоящего времени. Были выдвинуты две гипотезы. Среди представителей немецкой лингвистической географии больше всего сторонников имеет теория субстрата. Многие германисты, не отвергая полностью возможности влияния артикуляторных навыков неизвестного этнического субстрата на южнонемецкие диалекты, склонны видеть основную причину в их внутренних фонетических законах. Так В.М.Жирмунским было высказано предположение, что причиной передвижения согласных в германских языках, в том числе и немецком, является сильное экспираторное ударение на первом (корневом) слоге. Этническое смешение, как подчёркивает В.М. Жирмунский, в лучшем случае могло сыграть лишь роль толчка, ускорившего процессы внутреннего развития, уже ранее заложенные в фонетических особенностях германских языков.

§ 13. Система вокализма и консонантизма в древневерхненемецком Краткие гласные: а, ё, ẹ, і, o, u. Долгие гласные: â, ê, î, ô, û. Дифтонги: ei (ai);ia (ea ie); ou; io; iu. ё является старым германским звуком; напр.: hёrza, berg, eззan, erda. Гласный ẹ возник в результате умлаута краткого а, это так называемый первичный умлаут, напр.:gesti (от gast), wenden (от гот. wandjan). Наличие долгих фонем в древневерхненемецком обнаруживается благодаря ряду обстоятельств. Во многих памятниках можно встретить обозначение долготы, а иногда и краткости. Особенно красноречивым является удвоенное написание гласных букв, напр.: saar (sofort), meer (mehr), huus (Haus). Обозначается долгота и диакритическими знаками, редко акутом ( ´ ), чаще циркумфлексом ( ^ ), напр.: wânen (wähnen), mâri (herrlich). В древневерхненемецком долгие и краткие гласные фонологически противопоставлялись. Наличие такого противопоставления неопровержимо доказывается тем, что соответствующие пары могли встречаться в одинаковых фонетических положениях, напр.: êr (eher) и er (er). Так противопоставление â и а становится ещё более очевидным, если учесть этимологию этих звуков: долгое â восходит к ê германского языка-основы и в очень редких случаях к комбинации аn (в позиции перед h), когда в результате выпадения n a становилось долгим (это т.н. Ersatzdehnung), например: brâhta skutta (schütten), ratita > ratta (rettete), hêriro > hêrro (Herr). Итак, графическое удвоение не просто случайное написание, а является отражением противопоставления долгих согласных кратким.

§ 14. Фонологическая система средневерхненемецкого языка В средневерхненемецкий период происходит значительное обогащение фонемного состава языка. Гласные фонемы. Изменения в вокализме безударных слогов. Изменения в вокализме безударных слогов хотя и не привело к образованию новых фонем в немецком языке, однако сыграло весьма значительную роль в развитии его морфологии. Долгие и краткие гласные в безударной позиции ослабевали и редуцировались в е. В целом ряде случаев е выпадало или отпадало вовсе. а) Ослабление гласных. ahd tagā, - a> mhd.tage; ahd gesti > mhd.geste; ahd. nâmum > mhd. nâmen ahd gibirgi > mhd. gebirge (Gebirge); б) отпадение конечного гласного (апокопа) или выпадения гласного в середине слова (синкопа): ahd grôзiro > mhd groeзer; ahd. hêrisôn > mhd. hersen (herrschen); ahd. ginâda > mhd. gnâde Существует тесная взаимосвязь между ослаблением гласных и характером словесного ударения. В языках с подвижным ударением любой слог может находиться под ударением, что не допускает ослабления и редукции гласных. Закрепление словесного ударения в германских языках на корневой морфеме привело к различному развитию гласных в ударных и безударных слогах, а также к редукции гласных в безударных слогах. Ослабление гласных в безударных слогах происходило во всех эпохах истории немецкого языка. Безударная позиция в слове явилась предпосылкой исчезновения большинства основообразующих суффиксов существительных в дописьменный период, напр.: germ.*dagaz–ahd tag. Ослабление безударных гласных наблюдалось также в древневерхненемецкий период, например, утрата долготы: ahd. N. Pl.tagâ u taga, затем mhd tage, или ослабление через промежуточные ступени: u – o - e [э]: ahd. tagum u tagom, затем mhd. tagen. Ослабление гласных происходит также в новое время. Так в свн. существительные сильного склонения регулярно имели в дательном падеже единственного числа падежное окончание e: tage, worte. В современном немецком языке это окончание является факультативным: dem Tag(e), dem Wort(e). Такова же судьба окончания родительного падежа -(e)s. Общераспространённым является выпадение е в последнем слоге между h и t, h и s: siht - (он) видит (ahd. sihit), nhd sieht; sleht - бьёт (ahd slehit), nhd. schlägt. Безударное е в префиксах также выпало: в префиксе ge – перед гласными и перед r, l, n, w, напр.: günnan «покровительствовать» (ahd giunnan), glouben – наряду с gilouben, glücke - наряду с gilücke. Аналогичное явление наблюдается также в префиксах be- и ver-, ср., blîben «оставаться» (ahd. belîben), vreззen < vereззen «съесть». В тех случаях, когда с е, возникшим благодаря редукции, связывается определённое грамматическое значение, оно не подвергается отпадению (ср., например, е в формах коньюнктива). Старый фонологический состав сохраняют морфемы с основным или второстепенным ударением: а) корневые морфемы, напр.: jâr, bluome; б) ударные деривативные префиксы, напр.: antlaз (Sündenvergebung), imbiз (Imbiß), urteil; в) второй компонент сложных слов, напр.: buochstab, juncfrouwe (Jungfrau, Jungfer); г) деривативные суффиксы, напр.: armuot (Armut), künegin, lobelîch (ruhmreich).

§ 15. Дальнейшее развитие умлаута. Новые гласные фонемы Фонологизация умлаута. Позиционные варианты гласных фонем, возникшие в древневерхненмецком под влиянием i (j)–умлаута, взяли на себя в связи с ослаблением и редукцией -i- в e [э] во флексии смыслоразличительную функцию, поэтому они были фонологизированы. Примерами могут служить образование множественного числа существительных с i-основой: ahd gast – gesti>mhd.geste; ahd.korb–korbi>mhd.körbe. В то время как двн. главная роль в образовании этих форм принадлежала -i-, в средневерхненемецком она принадлежит умлауту. Он способствует различению форм им., вин.падежа мн. числа и дат.пад. ед. числа, ср.: ahd. N.Sg. korb – D.Sg. korbe – N. A. Pl. korbi; mhd. N.Sg. korb – D.Sg. korbe – N. A. Pl. körbe
В результате развития умлаута новыми гласными фонемами в средневерхненемецком языке становятся:
.1) краткие гласные: ä – вторичный умлаут краткого а (более открытый, чем е–первичный умлаут): напр., mähtec (ahd. mahtig), ärze (ahd. ariz); ö – умлаут краткого о: напр. öl (ahd oli), möchte (ahd mohti); ü – умлаут краткого u: напр. künes (ahd kuning);
2) долгие гласные: æ –умлаут â: напр. mære (Erzählung) (ahd mâri); ое – умлаут ô, напр. schoene (ahd skôni);
3) дифтонги: öu, eu – умлаут ou: tröumen (ahd troumen mhd. schînen; ahd. skôni > mhd. schoene. Путь, по которому sk перешло в фонему [∫], является предметом спора. Наряду с общераспространённым взглядом, что смычное k путём ассимиляции к предшествующему щелевому дало щелевой [х], а затем сочетание [sx] перешло в двухфокусный шипящий звук. Существует также мнение, что сначала s перед k превратился в [∫] (видимо благодаря своему шепелявому характеру), а затем задненёбная смычка была утрачена. С 13 века германское шепелявое s становится [∫] в сочетаниях sl, sm, sn, sw в начале слова. Орфографически это [∫] обозначается через sch: ahd slâfan, mhd slâfen > nhd schlafen ahd smerzo, mhd smerze > nhd Schmerz ahd snêo, mhd snê > nhd Schnee ahd swarz, mhd swarz > nhd. schwarz. В некоторых словах rs становится rsch: ahd. bursa, mhd. burse > nhd. Bursche ahd kirsa, mhd kirse > nhd. Kirsche. Однако в большинстве случаев rs остаётся без изменения, напр.: Ferse, Bŏrse, Mŏrser, Vers. Несколько позднее s становится [∫] перед p, t, хотя написание этих сочетаний остаётся без изменения: ahd spâti, mhd spæte > nhd spät ahd stark, mhd starke > nhd stark. 2. Звук t после носовых озвончается в d, т. е. совпадает с другой фонемой, напр.: ahd bintan – mhd binden, ahd henti – mhd hende. В ряде случаев озвончение впоследствии ликвидируется. Это происходит по большей части там, где с дентальным элементом связано определённое грамматическое значение, например, в претерите слабых глаголов: mhd diende – nhd diente. Помимо рассмотренных явлений происходит также оглушение согласных в конце слова или перед следующим глухим согласным, например: nît. G.Sg. nîdes, neicte от neigen. 3. В ряде случаев изменение могло затрагивать одновременно гласный и согласный звуки. 1) Звонкое g в положении между гласными произносилось как j. Вследствие этого примыкающие к нему гласные позднее подвергались стяжению или контракции. Произношение g как j было в особенности характерно для сочетаний –ige-, -ege-, напр.: аhd. ligit >* (lijit) > mhd lît (liegt); ahd Sigifrid >* (Sijifrid) > Sîvrid; ahd megidi >* (mejidi) > meide (Magd). В баварском диалекте встречается, кроме того, стяжение –agi- > ei: maget – meit (девушка), saget – seit (говорит). 2) Контракции подвергаются также сочетания –ibi-, -idi-, -abe-, -ade-; при этом –ibi-, -idi- давали î, -abe-, -ade- - â. По-видимому, это было связано с фразовым ударением: ahd gibit > gîst; ahd gibit > mhd gît; ahd haben > mhd hân. 3) Изменения касающиеся qu (kw). Сочетание que даёт в средневерхненемецком ko, ср.: ahd queman – mhd komen. Сочетание qui даёт в средневерхненемецком ku, ср.: ahd. quimu – mhd. kume.

§ 17. Фонемный состав средневерхненемецкого Гласные фонемы.
Краткие: a, ё, e, ä, i, o, ö, u, ü.
Долгие: â, ê, æ, î, ô, oe, û, iu [y:].
Дифтонги: ei, ou, ie, öu (eu), üe. Согласные фонемы.
Глухие смычные: p, t, k, kw.
Звонкие смычные: b, d, g.
Глухие щелевые: f, s, z, sch, h.
Полугласные w, j.
Носовые: m, n.
Плавные: l, r.
Аффрикаты: pf, z.
Фарингальный: h.

§ 18. Фонологическая система ранненововерхненемецкого В ранненововерхненемецкий период в фонологической системе происходит целый ряд фонологических изменений как качественных, так и количественных. Важнейшие изменения в системе вокализма. Качественные изменения 1. Нововерхненемецкая дифтонгизация. Она коснулась долгих гласных верхнего подъёма î, û, iu [y:], которые стали: î > ei [ae]; û > au; iu > eu[оǿ], ср. напр.: mhd. mîn – nhd mein, mhd. wîb – nhd. Weib; mhd. fûl – nhd. faul, mhd. hûs – nhd. Haus; mhd. tiutsch – nhd. deutsch, mhd. ziug – nhd. Zeug. Данное фонетическое явление засвидетельствовано первоначально уже в конце 12 века на крайнем юго-востоке немецкой языковой области (Бавария, Австрия). Постепенно дифтонгизация охватывает юг и центральную часть Германии и в течение 14-16 веков становится характерным признаком всей верхненемецкой языковой области, за исключением крайнего юго-запада, т. е. Швейцарии и Эльзаса (ср. название швейцарского немецкого «Schwyzer tütsch»). Дифтонгизация не происходит в нижненемецком и в прилегающих областях средненемецких диалектах, там остаются старые долгие гласные î, û, iu, напр.: mîn niuwes hûs. 2. Нововерхненемецкая монофтонгизация. Дифтонгизация гласных фонем î, û, iu привела к их исчезновению из фонетической системы. Однако образовавшаяся брешь была тотчас же заполнена долгими фонемами i, u, ü, возникшими благодаря стяжению дифтонгов ie, uo,üe: mhd. hier – nhd. hier, mhd. brief – nhd. Brief, mhd. bieten – nhd. bieten; mhd. bluome – nhd. Blume, mhd. buoch – nhd. Buch, kluoc – klug; mhd. grüene – nhd. grün, mhd. küene – nhd. kühn, güete – Güte. Монофтонгизация возникает в средней Германии и распространяется отсюда на другие области. Из южнонемецких диалектов монофтонгизация происходит только в южнофранкском. Баваро-австрийский, швабско-алеманский и восточнофранкский диалекты сохраняют старые дифтонги. В связи с характерной для южнонемецкого тенденцией к нелабиализации (ü > i, ö > e, eu > ai, напр.: schen вместо schön, glick вместо glück, hait(e) вместо heute) старые дифтонги звучат в баваро-австрийском как ue, ie (Bueb, guet, grieзn), в швабско-алеманском, как ua, ia (Buab, guat, griaзn). 3. Расширение старых дифтонгов. Процессы дифтонгизации и монофтонгизации сопровождались расширением дифтонгов ei > ei [ae], ou > au, которые совпали с новыми дифтонгами: mhd ein – nhd ein, mhd teil – nhd Teil, mhd drî – nhd drei; mhd ouge – nhd Auge, mhd boum – nhd Baum, mhd ûf – nhd auf. В результате этих трёх фонетических процессов не возникло новых гласных фонем, изменилась их дистрибуция в словах и исчезли старые дифтонги. Схематично эти явления можно представить следующим образом:
1. mîn > mein î > ei [ae] ein > ein ei > ei [ae] hier > hier [i:] ie > ie [i:]
2. ûf > auf û > au ouch > auch ou > au guot > gut uo > û
3. hiute [y:] > heute iu > eu süeze > süß üe > ü

Важным для формирования вокализма общенационального немецкого литературного языка является то, что эти фонетические явления произошли в восточносредненемецком, прежде всего в верхнесаксонском (мейсенском) колониальном диалекте. Благодаря своему смешанному характеру именно восточносреднененемецкие диалекты объединили в своей фонологической системе все указанные процессы, что позволило восточносредненемецкому литературному языку стать основой формирующегося общенационального немецкого литературного языка. 4. Понижение u > o, ü > ö. Оно произошло в нововерхненемецкий период перед простыми или удвоенными m и n, напр.: wunne – Wonne, sun – Sohn, sumer – Sommer, künec – König, münech – Mönch. Понижение не осуществлялось, если за данными гласными следовало сочетание «носовой + другой согласный», напр.: mhd. trank – nhd. Trank, mhd. wunde – nhd. Wunde. Это явление началось в средней Германии и затем было закреплено в немецком национальном языке. 5. Переход â в ô осуществился: а) перед носовым, напр.: mhd. arkwân – nhd.Argwohn; mhd.mân–nhd. Mohn; mhd.mânot–nhd.Monat; mhd.mâne–nhd.Mond, mhd.âne–nhd.ohne; б) перед w, напр.: mhd.wâc-nhd.Woge; mhd.âtem–nhd.Odem (ср. также Atem). 6. Лабиализация и делабиализация. Гласные фонемы ö, ü и дифтонг öu характеризуются наличием губной артикуляции, «огублением». Это так называемые лабиализованные звуки. Многие южно- и средненемецкие диалекты характеризуются делабиализацией,т.е. отсутствием огубления. Для большинства северных диалектов, напротив, характерна лабиализация. Поскольку произносительная норма литературного языка долгое время оставалась колеблющейся, то в немецкий национальный язык проникли некоторые случаи незакономерной делабиализации или лабиализации отдельных слов: а) делабиализация(Entrundung, Entlabialisierung), ср.: mhd.würken–nhd. Wirken; küssen (lat.cussinus) – Kissen; sprütze–Spritze; eröugen (vor Augen stellen) – sich ereignen; б) лабиализация. Лабиализация наблюдается по соседству с l или sch, ср.: zwelf–Zwölf; leschen–löschen; leffel–Löffel; schwern–schwören; helle–Hölle и т. п.

Количественные изменения В ранненововерхненемецкий период происходит ритмическое выравнивание долготы и краткости ударных слогов. 1. Краткий корневой гласный в открытом слоге удлиняется, напр.: mhd. sãgen–nhd.sagen; haben–haben; lesen–lesen; mhd.nemen–nhd.nehmen. В тех случаях, когда в словоизменительных формах односложная форма слова с закрытым слогом чередуется с двусложной формой с открытым слогом, также происходит удлинение гласного, напр.: mhd. hof, hoves, hove–nhd. Hof, Hofes, Hofe. Двойственность сохраняется в Stadt –Städte. В изолированных односложных словах с закрытым слогом удлинение происходит только перед сонорными (r, l, m, n), напр.:wer, der, er, dir, wohl, wem, wen, dem, ihm, ihn. 2. В закрытом слоге (т. е. перед группой согласных) долгий гласный сокращается: mhd. brâhte–nhd. bachte, hêrre–Herr; hôchzît–Hochzeit. Сокращению подвергаются перед группой согласных также долгие гласные, образовавшиеся из старых дифтонгов (ie, uo, üe), напр.: mhd lieht – nhd Licht, nüehtern – nüchtern. Сокращение перед зз проводится непоследовательно: с одной стороны, имеется lâззen > lassen, müeззen – müssen, а с другой, grôз–groß, grüeззen– grüßen. Долгота в большинстве случаев сохраняется перед st, напр.: mhd. klôster– nhd. Kloster, huosten – husten, wüeste – Wüste, ôstern–Ostern и др. Долгота сохраняется и там, где группа согласных возникла в результате выпадения гласного, напр.: maget – Magd, mânot – Mond, pâbest – Papst и др. Перед такими группами согласных, как rt, rz часто происходит удлинение гласного: Art, Bart, Harz, Erde, wert. Но это проводится непоследовательно, ср.:warten, hart, Karte, Herz и т. п. (с кратким гласным). Краткость гласной обозначается орфографически удвоением последующего согласного.

§ 19. Изменения в составе и системе фонем Гласные фонемы В средневерхненемецкий период наблюдалось значительное увеличение состава фонем, а в ранненововерхненемецкий мы видим его сокращение. Это особенно заметно в области гласных, но также и в области согласных фонем. В системе гласных новых фонем не возникает, их число, напротив, сокращается. Это происходит в первую очередь за счёт фонем e, которых в средневерхненемецком было пять: старое краткое открытое германское ё, краткое е, возникшее по первичному умлауту более узкая фонема, очень открытое краткое ä, возникшая из а по секундарному умлауту; далее старое долгое ê и очень открытое долгое æ из â. В современном немецком языке их всего две. С одной стороны, это краткое открытое [ε], которое представляет и старое германское ё, и возникшее по первичному умлауту закрытое ẹ и появившееся значительно позже сверхоткрытое ä, с другой стороны, это долгое закрытое [е:], которое имеет факультативный вариант, долгое открытое [ε:], например, в таких словах, как Bär, Mädchen, Zähne, Ähre. Новый нормативный словарь немецкого стандартного произношения, вышедший в серии «Дуден», считает, что нет ни одного случая, где вместо долгого открытого [ε:] нельзя было бы произнести долгое закрытое [е:]. Это говорит о том, что эти звуки являются факультативными вариантами одной фонемы. Согласные фонемы В отличие от гласных состав согласных фонем испытывает некоторый прирост в ранненововерхненемецком. 1). Уже в 13 веке s перед гласными в начале и середине слова озвончается, преходит в [z]. Написание не изменяется. В остальных случаях происходит совпадение старого s c з в произношении. Написание этих согласных также смешивается. «ß» пишется в интервокальном положении после долгого гласного или дифтонга. В односложных словах з изображается как s, ср.: das, es, was. 2). В средневерхненемецкий период различаются: h – придыхательное (общегерманское) (Hauchlaut) и ch – заднеязычный или среднеязычный спирант, полученный по второму передвижению согласных. В средневерхненемецкий период h встречается не только в начале слова, как в современном немецком языке, но и в середине, напр.: sehen, geschehen. В нововерхненемецкий период это h в интервокальной позиции и в конце слова после гласной перестаёт произноситься, а его графическое изображение используется как знак долготы, ср.: mhd. sêr – nhd sehr, wâr – wahr, sun –Sohn. В конце слова придыхательный h в средневерхненемецкий период чередовался со спирантом ch, ср.: sehen – Prät. Sg. sach. В нововерхненемецкий период это чередование под воздействием аналогии ликвидируется, сохраняясь лишь в условиях относительной изоляции (ср.: Nähe – nach, hoch – höher, Höhe). Кроме того, сочетание hs > chs [ks], напр.: wahsen – wachsen, fuhs – Fuchs; сочетание ht>cht, например, naht – Nacht; gesihte - Gesicht; geschihte – Geschichte. 3) Среденверхненемецкое ch в ранненововерхненмецкий период расщепляется на фонемы [x] и [ç] в зависимости от фонетических условий его окружения. После гласных переднего ряда, с одной стороны, и после гласных заднего ряда, с другой, ch выступает в двух различных вариантах, например: mich, lîch, bleich – выступает палатальный вариант, в случаях - machen, hôch, brûchen, ouch – вариант увулярный. В определённый период развития языка в ряде слов передний гласный, стоящий перед ch, выпал, и обусловленный им палатальный оттенок фонемы [x] оказался в положении не после переднего гласного. Это имело место, в частности, в уменьшительном суффиксе –ichin (-ichen), широко распространённом на центральнонемецкой территории, ср., mhd beinichin, glockichin, hûsichen. Позже суффикс выступает в форме –chen. В связи с выпадением переднего гласного из различных слов палатальный согласный, фонема [ς], стал появляться в различных позициях, например, после согласных, ср., /hoǿsςen/ из mhd hûsichin, /moenς/ из mhd münech и т. п. В некоторых случаях [ς] оказывается в той позиции, которая является наиболее типичной для [x], ср. например: /´fraoςen/ - /´raoxen/; /´ku:ςen/(Kuhchen) - /ku:xen /(Kuchen). Это противопоставление (фонологическая оппозиция) говорит о том, что в нововерхненемецком языке исчезла фонетическая обусловленность, определяющая комбинаторность оттенков. Оттенки эти получили фонематическую независимость и превратились в разные фонемы. 4) Сочетания с w mhd lw, rw > nhd lb, rb, например: varwe – Farbe; swalwe – Schwalbe и т. п. 5) Согласный m mhd. mb, mp > nhd. mm, ср.: mhd.stumber (stump) – nhd.stummer, stumm; mhd.zimber – nhd.Zimmer и т. п. 6) Изменение полугласного w [u] В древневерхненемецком и в начале средневерхненемецкого w был губно-губным полугласном звуком, ср.: двн. sêo(в абсолютном конце слова он вокализировался), Gen. sêwes, mhd sê, Gen. sêwes. В 13 веке он развился в губно-зубный звонкий щелевой [v]. 7) В древневерхненемецком и в средневерхненемецком ng было сочетанием двух фонем, о чём красноречиво говорят такие рифмы, как sanc- krank, gedanc – ranc. Вместе с тем лингвисты полагают, что существовал согласный [η], выступавший как вариант [n] в положении перед заднеязычными согласными в составе одной морфемы. Таким образом, сочетание ng фонетически было сочетанием [ηg]. Оно затем развилось путём прогрессивной ассимиляции в единообразный согласный (заднеязычный носовой) по аналогии с процессом ассимиляции сочетания mb в m. В новонемецком языке он является монофонемой.

§ 20. фонологическая система немецкого литературного языка Основные черты фонологической системы единого немецкого литературного языка прослеживаются уже в 14 в. в фонологической системе восточносредненемецкого варианта литературного языка. В течение 17 в. завершается формирование фонологической системы общенационального литературного языка в ее основных чертах. Общенемецкую значимость эта система получает в период с 16 по 18 века в той мере, в какой восточносредненемецкий утрачивает связь со своим диалектным ареалом и завоёвывает общенациональное признание в конкурентной борьбе с другими региональными вариантами литературного языка. Вокализм. Система гласных фонем восточносредненемецкого языка характеризовалась объединением средне- и южнонемецких характерных особенностей: 1. К средненемецким явлениям, чуждым как южнонемецкому, так и швейцарскому вариантам литературного языка, относится монофтонгизация ie, uo, üe в ie[i:], u, ü, например: lieb, guot, grüezen > lieb, gut, grüßen. Язык венской имперской канцелярии и южнонемецких книгопечатников имел в то время старые дифтонги ie, uo, ue, что соответствовало произношению дифтонгов ie, uo, üe; баваро-австрийские диалекты имели из-за отсутствия в них лабиализации дифтонги ie, ue, ie, ср.: lieb, guet, griezn, а алеманские диалекты – ia, ua, ia, ср.: liab, guat, griazn. 2) Из южнонемецких явлений восточносредненемецкий язык перенял: а) дифтонгизацию долгих гласных верхнего подъема î, û, iu в ei, au, eu, например: mîn, niuwez, hûs > mein, neues, Haus. Швейцарский (верхнерейнский) вариант литературного языка имел старые монофтонги î, û, ü, например: mîn, hûs, dütsch, а также в названии современного швейцарского немецкого - Schwyzertütsch; б) расширение старых дифтонгов ei, ou > ei[ae], au, напр.: ein, Auge. 3. Общенемецкий характер (за исключением швейцарского немецкого) имело удлинение старых кратких гласных в зависимости от характера слога, например: geben, er, Name. Одной из существенных характерных черт восточносредненемецкого в отличие от южнонемецкого было сохранение безударного е в приставках и во флексии, например:behalten, genommen, schönes, Name, тогда как в южнонемецких bhalten, gnommen, schöns, Nam. Cинкопа и апокопа безударного е в южнонемецком привела к значительным отклонениям также и в формообразовании существительных, прилагательных и глаголов. »е Saxonum» или «Лютеровское е» с большим трудом утверждалось на юге Германии, этому препятствовали прежде всего конфессиональные предубеждения. При формировании фонологической системы общенемецкого литературного языка восточносредненемецкий вариант в некоторых словоформах уступил южнонемецкому и западнонемецкому влиянию: а) влиянием южнонемецкого варианта литературного языка объясняется вытеснение некоторых палатализованных форм непалатализованными, например: вместо omd. gleuben, teufen, Heupt, встречающихся у Лютера, в литературном языке утвердились южнонемецкие glauben, taufen, Haupt, а также drucken, Rucksack. б) под влиянием западнонемецких, прежде всего восточнофранкского диалектов в литературный язык проникают лабиализованные гласные ö,ü, которые чужды восточносредненемецкому и основной массе южнонемецких диалектов. В литературном языке укореняются под влиянием этих диалектов многие словоформы с неорганической лабиализацией, например: свн. zwelf – нвн. zwölf; leffel > Löffel; helle > Hölle; leschen > löschen, wirde > Würde, wirze> Würze, flistern > flüstern. Консонантизм. Восточносредненемецкая система согласных фонем характеризовалась усвоением второго, верхненемецкого передвижения согласных в том объеме, который определяет почти без исключения состояние второго передвижения в общенемецком литературном языке. Только последовательное проведение передвижения p>pf литературный язык обязан южнонемецкому влиянию, так как восточносредненемецкий имеет p>pf(f) только в начале слова, например: pfund (fund), в середине слова p остаётся непередвинутым, например: appel. Другими характерными признаками восточносредненемецкой фонологической системы следует назвать: а) переход chs > ks в таких словах как sechs, wachsen и др., б) последовательное проведение фонемы [∫] в звукосочетаниях schm, schn, schl,schw уже во времена Лютера, тогда как южнонемецкий вариант литературного языка имеет все еще sm, sn, sl, sw, например: swalb – Schwalbe и др.

III часть. Историческая грамматика А. Морфология § 1. Вводные замечания Морфология представляет раздел грамматики, изучающий изменение слов в предложении. В морфологии исследуются образование, изменение, значения и употребление грамматических форм языка. Грамматические формы могут быть образованы разными способами. Обычно различают синтетическое, аналитическое и супплетивное формообразование. Средствами синтетического формобразования является аффиксация и чередование звуков в корневой морфеме (внутренняя флексия). Для немецкого языка в древний период его развитие наиболее характерным было образование грамматических форм при помощи суффиксов. Так, прошедшее время слабых глаголов образуется при помощи дентального суффикса -t- (lobôn(хвалить)- lobôta (хвалил), причастие настоящего времени образуется при помощи суффикса -nt-, для образования форм оптатива-конъюнктива служит суффикс -î-, инфинитив сильных глаголов имеет суффикс –an, инфинитив слабых глаголов - суффиксы –en, -ôn, -ên. Применение же префиксации, напротив, крайне ограничено. В немецком языке существует лишь один префикс, участвующий в формообразовании, префикс gi-/ge- (ср. причастие прошедшего времени gimachôt от machôn -делать, ginoman от neman-брать и т. п.), этот же префикс служит средством выражения предельности, т.е. средством перфективации, ср.: gibirit (3 P.Sg.Präs.Ind. от глагола beran). Помимо суффиксации, или так называемой внешней флексии, в древненемецком языке значительно развита также внутренняя флексия, т.е. чередование звуков в корне. Различается чередование гласных и чередование согласных звуков. Аблаут, умлаут, преломление (Brechung) – это разные виды чередования гласных, выполняющие определённые грамматические функции. Грамматическим чередованием согласных по закону Вернера является чередование d/t; h/g; f/b; s/r в формах сильных глаголов, например: ahd snîdan – sneid – snitum – gisnitan; and. ziohan – zôh – zugum – gizogan. Супплетивизм наблюдается в системе формообразования личных местоимений (ср. ich – mîn - wir), в системе образования степеней сравнения имён прилагательных и наречий (ср.ahd. guot – beззiro (лучше)), у глагола wesan, формы которого восходят к трём разным корням: индоевропейский корень es, –s (ist, sind), индоевропейский корень bhu – русский глагол быть, латинский fui (ср. bim, bist, birut), и корень wes (ср. wesen, was, wârum). Аналитическое формообразование в древненемецкий период не было развито, лишь в конце древневерхненемецкого периода возникают первые аналитические формы: временные формы: перфект и плюсквамперфект, а также формы страдательного залога. Способы формообразования рассматриваются в морфологии в соответствии с лексико-грамматическими разрядами слов – частями речи. В немецком языке в древний период его развития существуют в основном те же классы слов, что и в современном немецком языке, а именно, знаменательные части речи:
I. Имена: 1) существительное, 2) прилагательное, 3) числительное;
II. Местоимение;
III. Глагол;
IV. Наречие;
V. Модальные слова;
VI. Служебные слова или части речи: 1) предлоги, 2) союзы, 3) частицы, 4) артикль;
VI. Междометия. Поскольку основным вопросом исторической морфологии является главным образом развитие грамматических категорий, она имеет дело не со всеми частями речи, а прежде всего с теми, которые обладают грамматическими категориями. К таким частям речи принадлежат: имя существительное, имя прилагательное, имя числительное, местоимение, глагол и наречие.

§ 2. Морфологическая структура древневерхненемецкого языка Древневерхненемецкий язык оставался также, как и древнегерманский язык, флективным языком с богатой флексией. Его морфологическая структура эволюционирует довольно медленно и сохраняет большинство признаков древнегерманского. Только в конце древневерхненемецкого и в средневерхненемецкий период накапливаются те инновационные изменения, которые стали определять грамматический строй современного немецкого языка. Однако начало этих изменений прослеживается чётко уже в древневерхненемецкий период. Существительное. В древневерхненемецкий период существительное сохраняет грамматические категории рода, числа и падежа. С 9 века начинает развиваться новая грамматическая категория – категория соотнесённости, из которой в средневерхненемецкий период происходит образование категории определённости/неопределённости. В древневерхненемецком языке существительные различались по родам: мужской, женский, средний. В категории числа различались два числа: единственное и множественное, которые выражались через противопоставление форм соответствующих падежей. Чёткого разделения средств выражения категорий падежа и числа в двн. период не было. Окончания существительного служили одновременно для обозначения обеих этих категорий. Так, в tag-es окончание –es одновременно выражает и единственное число, и генитив, в tag-om окончание –om является признаком и множественного числа, и датива. В категории падежа различалось пять падежей – номинатив, генитив, датив, аккузатив и инструменталис. Инструменталис реже, чем остальные падежи, встречается в памятниках и притом только в 8-9 вв. Позднее он вытесняется дативом с предлогами mit, in, fona, zi и др. В некоторых типах склонения он вовсе не представлен особыми формами. Очевидно, инструменталис, по крайней мере, до 10 века различался во всех именах существительных, хотя во многих из них он был омонимичен дативу, котрым и был вытеснен впоследствии. В древневерхненемецкий период возникает новая категория – так называемая категория соотнесённости. Своим возникновением категория соотнесённости обязана оппозиции следующих двух грамматических значений: обозначение предмета, при котором он характеризуется как данный, наличный в соответствующей ситуации (соотнесённость), и 2) обозначение предмета без подчёркивания этого момента (несоотнесённость). Эта оппозиция поддерживается также противопоставлением выделенного, эмфатически подчёркнутого – невыделенному, нейтральному, незначительному. Примером категории соотнесённости может служить два приложения на русском языке: «В конце коридора он увидел дверь. На двери висело объявление». Слово дверь во втором предложении отличается от первого своей конкретностью, обусловленной наличием в данной ситуации. Перед словом дверь во втором предложении можно поставить указательное местоимение «эта» без изменения содержания текста, тогда как постановка такого местоимения перед словом «дверь» в первом предложении, обязательно предполагала бы более широкий предшествующий контекст. Обозначение соотнесённости в древневерхненемецком вырастает на базе употребления существительного с дейктическим (указательным) или анафорическим местоимением der, daz, diu. Выбор именно этого указательного местоимения обусловливался большей обобщённостью его значения, частотой употребления и максимальной сочетаемостью с именами. Возникновение новой грамматической категории и вместе с тем возникновение и развитие артикля как формального выразителя этой новой грамматической категории сопровождалась редукцией флексии существительных, которая делает невыраженными категории рода, числа и падежа. Я. Гримм отмечал, что ослабленная флексия имени не вызывала артикль к жизни, а скорее опиралась на него, закрепила его и способствовала его развитию. Наличие или отсутствие артикля обусловливалось потребностью выразить новую оппозицию грамматических значений. Словоформы имён существительных в древневерхненемецкий период образовывались путём присоединения к корню или производной основе падежных окончаний, т.е. обладали двучленной структурой. Между тем система склонения в целом, как и отдельные типы склонений, носила следы значительно более ранних особенностей, типичных для древних индоевропейских языков. Словоформы существительных в древних индоевропейских языках характеризовались трёхморфемной структурой: между корнем и падежным окончанием имелся ещё особый основообразующий суффикс, обладавший некогда определённым словообразовательным значением: 1 2 3 корень + основообразующий суффикс + падежное окончание 1 + 2 = основа например, русск. имя – род. п. ед. ч. им-ен-и, got. namo – G. Sg. nam-in-s русск. мать - род. п. ед. ч. мате-р-и, lat. māte-r. В древневерхненемецком основообразующие суффиксы утрачивают статус самостоятельной морфемы; они или сливаются со старыми падежными окончаниями, видоизменяя их, или вытесняют их, становясь окончаниями. Так, например, у существительного tag основообразующий суффикс â (а) вытеснил падежные окончания во множественном числе в номинативе –s, в аккузативе –ns и перенял их функцию. Старое индоевропейское основообразование с помощью разнообразных основообразующих суффиксов обусловило многообразие типов склонения существительных в древневерхненемецкий период. Различают: 1) гласные основы: а – склонение, сюда входили существительные мужского и среднего рода, например, tag (m), wort (n) и два его варианта –ja и –wa (напр.: hirti (m), kunni (n); sêo (m), melo (n). Следы старого основообразующего суффикса –j- проявляются ещё в именительном и винительном падежах единственного числа мужского и среднего рода, а также в именительном и винительном падежах множественного числа среднего рода в виде окончания –i, во всех же других формах он уже исчез. Основы на –wa охватывают лишь крайне незначительное количество слов мужского и среднего рода. -w- выступает в конце слова как –о. Во всех остальных форма -w- выступает вместе с падежными окончаниями, не имеющими никаких отличий от чистых основ на –а. К гласным основам относились также i–склонение (существительные мужского рода (например gast – N.A. Pl gesti) и женского рода (например, kraft - N.A.Pl. krefti); о-склонение и его вариант jo-склонение (существительные женского рода, например erda, reda). 2) согласные основы: n – склонение (m. namo, n. herza, f. wituwa); nt – склонение (m. friunt (Freund), heilant (Heiland)); r – склонение (m. bruoder, f. Muoter и другие имена родства) ir – склонение (n. lamb (Lamm), n. kalb) 3) корневые имена, т.е. существительные, не имевшие основообразующих суффиксов; например: f. burg, naht; m. man. В древнейший период существовало, таким образом, тесное переплетение рода и основообразования. Несмотря на всё многообразие типов склонений в древневерхненемецком языке различают два основных типа склонения: сильное склонение, его образуют гласные основы, и слабое склонение с согласной основой на –n.(см. таблица 4) Сильное склонение. Как к сильному, так и к слабому склонению относились существительные всех трёх родов. Отличие склонения существительных среднего рода сильного типа от склонения существительных мужского рода того же типа состояло в отсутствии окончаний в именительном, винительном падежах множественного числа, например:

Pl. N. tagâ (a) wort G. tago worto D. tagum (-om, -on) wortum (-om, -on) Akk. tagâ (a) wort

Как и слово wort в древневерхненемецком склонялись многие существительные среднего рода: 1) односложные, например: barn – дитя, fel – шкура, jâr - год; 2) многосложные, например: honag – мёд, fuir – огонь; 3) абстрактные существительные с суффиксом –sal, например: knuosal – род, поколение; 4) уменьшительные производные с суффиксами –in, -lîn: kindilîn, magatin. В древненемецком языке часть существительных среднего рода образуют множественное число подобно слову lamb путём прибавления окончания –ir. С течением времени количество таких существительных увеличивается. Особенно прочным –ir становится в словах–названиях животных, ср.,. lamb, kalb, huon, farh (поросёнок), а также в словах ei, rîs (ветка), blat и некоторых других. Множественное число на –ir преобладает у таких существительных, как rad, grab, loub, krût (трава), bret и некоторых других, которые имеют и краткую форму множественного числа. Окончание –ir вызывает умлаут корневого гласного, ср., lamb – lembir, blat - bletir и др. К сильному склонению относят также существительные женского рода с основами на –ô (вариант -jo) и –i. Они представляли как бы известную параллель к существительным мужского и среднего родов с основой на –а. Характерным признаком склонения существительных на –о является окончание дательного падежа единственного числа –u, единственное отличие от других падежных окончаний –а. Подобно слову «geba» склонялось чрезвычайно значительное количество существительных женского рода: 1) оканчивающиеся в именительном падеже единственного числа на –а: erda, beta, êra, lêra, zala, triuwa (верность), farawa (краска) и др.; 2) многочисленные производные с суффиксом –unga, ср. например, marungа (напоминание), korunga (искушение); samanunga (собирание) и др.; 3) производные от имён прилагательных, образованные при помощи суффикса -ida, ср. например: reinida (чистота), hertida (жёсткость) и др. В древневерхненемецкий период к склонению существительных женского рода на –i относились весьма значительное количество существительных, а именно: 1) все существительные женского рода, оканчивающиеся в именительном падеже единственного числа на согласный, например: huf (бедро), arn (урожай), sûl (колонна), hût (кожа), stat (место) и др.; 2) многочисленные существительные с суффиксом -scaft, например: botascaft – посланцы, bruoderscaft–братство, lantscaft–царство и др.; 3) значительное количество производных существительных с суффиксом –heit, например: deganheit–доблесть, tumpheit–глупость и др.; 4) имена действия, образованные от глагольных основ при помощи суффикса –t, например: gift–gap (от geban), fart, tat и т. д. Бывшие краткосложные существительные с основой на –i принимают умлаут. Лишь два сохранили в именительном падеже единственного числа окончание –i (все падежные формы единственного числа омонимичны): kuri– избрание, выбор и turi–дверь. Слабое склонение. Его образуют существительные с согласной основой на –n. К слабому склонению относились существительные мужского рода, имевшие окончание –о, (например: hano–петух); среднего рода (например: herza–сердце); женского рода (напр.: zunga). Основообразующим суффиксом у этих существительных в древних индоевропейских языках был –n. Хотя он ещё и наличествует в большинстве падежных форм с той или иной гласной в зависимости от степени аблаута, он, однако, полностью переосмыслен в древневерхненемецком как элемент падежного окончания. Количество существительных мужского рода данного типа склонения было весьма значительным, ср. например: haso, garto, bero, sterno, sâmo, namo, nabulo (пупок), а также отглагольные названия деятеля типа gebo (дающий), sprehho (говорящий), herizogo(воевода), forasago( предсказатель) и др. Склонение основ на –n среднего рода почти полностью совпадает со склонением существительных мужского рода, отличаясь от него лишь в именительных и винительных падежах единственного числа. Кроме слова hеrza по слабому типу склонялись только ouga, ôra, wanga. По слабому типу склонялись в древневерхненемецкий период ещё весьма значительное количество существительных женского рода, например: zunga, tûba–голубка, fasta–пост, bluoma, sunna, quena-жена, asca–пепел, а также названия лиц женского пола, например: forasaga–предсказательница, gastgeba – хозяйка и некоторые заимствованные существительные: phlanza, lîra, kirihha– церковь и др. Рассмотрение системы склонения существительных в двн. период позволяет сделать следующие выводы:
1. Распределение существительных по различным склонениям в древневерхненемецкий период носит следы старого индоевропейского основообразования.
2. Вместе с тем в развитии древненемецкой системы склонения проявляется тенденция к перестройке старой системы склонения, базирующейся на классификации по основообразующим суффиксам, и к созданию новых типов склонения существительных.
3. Новые тенденции в древневерхненемецком склонении обусловят в дальнейшем: а) чёткое противопоставление во всех типах склонений существительных мужского и среднего родов существительным женского рода (в особенности в единственном числе); б) притяжение более многочисленными типами склонений существительных малочисленных и пережиточных групп, проявляющееся в аналогии. Таким образом происходит выравнивание типов склонения по так называемым индуцирующим типам основ на –а для существительных мужского и среднего рода и основ на –о для существительных женского рода; в) зарождающееся обособление единственного и множественного числа как средство сравнительно более полного сохранения во множественном числе древнего основообразующего суффикса и связанного с его наличием модификаций корневого гласного.

§ 3. Глагол Древневерхненемецкий глагол характеризовался следующими грамматическими категориями:
1) категорией лица (первое, второе и третье), числа (единственное и множественное);
2) категорией времени, представленной двумя синтетическими временными формами настоящего (Präsens) и прошедшего (Präteritum) времени;
3) категорией наклонения, находящей свое выражение в грамматических формах трёх наклонений: изъявительного, повелительного и оптатива-конъюнктива;
4) категорией залога, которая в древневерхненемецком не была ещё достаточно развитой, поскольку грамматически представлен только действительный залог (Aktiv), в то время как страдательный выражался с помощью описательных оборотов. Категория вида, отсутствующая в современном немецком языке, не была достаточно развитой и в более древние периоды. В древневерхненемецкий период существовал префикс gi-, имевший способность придавать глаголу оттенок законченности выражаемого им действия. Этот префикс мог присоединяться как к форме прошедшего, так и к форме настоящего времени (ср. например: gibirit, ginemnis–Präsens от beran, nemnan–нарекать); прошедшее время gihôrta от hôren. Наряду с префиксом gi- характер протекания действия мог быть выражен при помощи бивербальных (двуглагольных) словосочетаний с начинательным (инкоативным), дурративным (длительным) и результативным (перфективным) значением. Помимо личных форм в древневерхненемецком представлены три неличные (именные) формы: неопределённая форма глагола (Infinitiv des Präsens), причастие настоящего времени (Partizip I) и причастие прошедшего времени (Partizip II). По особенностям формообразования все глаголы в древневерхненемецком распадались на три группы:
1) Так называемые сильные глаголы, образующие основные формы путем чередования гласных корня по аблауту, к которому иногда присоединяется чередование согласных. Причастие прошедшего времени образуется при помощи суффикса –n.
2) Так называемые слабые глаголы, образующие основу прошедшего времени и причастие прошедшего времени при помощи дентального суффикса –t. В то время как сильные глаголы представляют древний слой лексики, характерный для индоевропейских языков в целом, глаголы слабые составляют одну из своеобразных черт германской группы родственных языков. В большинстве своём слабые глаголы являются производными. В зависимости от словообразующего суффикса они подразделяются на три класса: а) глаголы с суффиксом инфинитива –en (основообразующий суффикс -i < germ.-jan): nerren–спасать; б) глаголы с суффиксом инфинитива –ôn (основообразующий суффикс –ô): salbôn–смазывать; в) глаголы с суффиксом инфинитива–ên (основообоазующий суффикс –ê): habên.
3) Третью немногочисленную группу составляли неправильные глаголы (иногда их называют пережиточными глаголами, напр.: sîn, tuon, gên и др.

§ 4. Аблаут Под аблаутом понимают закономерное чередование определённых гласных корня в словах, восходящих к одному и тому же корню, или в грамматических формах одного и того же слова, ср. современный немецкий: singen – sang – gesungen. Исторически различают два вида аблаута. В таких звуковых соответствиях, как, например, в русских глаголах: носить – несу, nhd. binden – band изменяется качество самих чередующихся гласных корня. Поэтому в данном случае говорят о качественном (квалитативном) аблауте (Abtönung). В соответствиях же подобных латинскому vōx – vŏcare или ahd. rîtan – girittan, говорят о количественном (квантитативном) аблауте (Abstufung). Качественный и количественный аблаут могут сочетаться в одной и той же группе звуков. Таким образом возникают целые ряды звуковых соответствий, в которых различаются три (количественные) ступени: 1) средняя, или полная ступень (Normalstufe oder Vollstufe), 2) протяжённая ступень (Dehnstufe), 3) нулевая ступень (Schwundstufe). Например: I II III got. niman (ĭ) nēmum numans nam (ă) (-um < ide. m) ahd. neman (ĕ) nâmum ginomman nam (ă) (u > o) Оба вида аблаута первоначально, по мнению некоторых лингвистов, зависели от ударения: качественный аблаут при своём возникновении был связан с музыкальным (тоновым) ударением, в то время как количественный мог возникнуть лишь при преобладании динамического ударения. Оба эти ударения, хотя и в разные периоды, были свойственны древним индоевропейским языкам. Предположение о первоначальной связи аблаута с ударением подтверждают материалы древних германских языков (ср. чередование по закону Вернера). В германских языках аблаут сохранился лучше, чем в других индоевропейских языках. Объяснимое вначале при своём возникновении чисто фонетическими причинами чередование гласных корня впоследствии приобретает словообразовательную и формообразующую функции и используется именно в этих функциях. Главная формообразующая роль аблаута в германских языках – это образование различных временных основ сильных глаголов.

§ 5. Ряда аблаута сильных глаголов В результате изучения различных возможностей аблаута в формообразовании сильных глаголов удалось установить семь рядов аблаута. Сильные глаголы имели в древневерхненемецкий период четыре основных формы: инфинитив, претерит единственного числа, претерит множественного числа и причастие прошедшего времени (Partizip II), например: singan – sang – sungum – gisungan. Для рядов германского аблаута чрезвычайно важным было индоевропейское чередование е - о (типа русского несу - нёс), в германских языках ему соответствовало чередование е - а – ø; именно на этом чередовании покоятся первые пять из семи рядов аблаута сильных глаголов в германских языках. Это видно в нижеследующей таблице. К шестому ряду аблаута относились глаголы, основные формы которых образовались в индоевропейских языках по количественному аблауту: ide. a germ. ahd. ā a - a o ō ō - uo
В древних германских языках, как видно из приведенной схемы, наблюдается уже качественное чередование а–ō, ср.: got.graban-grōf-grōbum-grabans. В двн. период указанное чередование приобретает форму а – uo - uo – a, ср.:ahd. graban - gruob-gruobum–gigraban.

Ряды аблаута сильных глаголов таблица 8
|Ряды |инфинитив |претерит ед. ч. |претерит мн. ч. |причастие прош. времени |
|1 а | e + i > ei > î | A + i > ai | ø + i > I | ø + i > i |
|got. | | | | |
|ahd. | | | | |
|mhd. | | | | |
|nhd. | | | | |
| | greipan | graip | gripum | gripans |
| |grîfan |greif |griffum |gigriffan |
| |grîfen |greif |griffen |gegriffen |
| |greifen |griff |griffen |gegriffen |
| 1 б | e + i > ei > î | a + i > ai > ê |ø + i > I | Ø + i > i |
| | |vor h, r, w | | |
|got. | leihwan | laihw |laihwum |laihwans |
|ahd. |lîhan |lêh |lihum |gilihan |
|mhd. |lîhen |lêh |lihen |gelihen |
|nhd. |leihen |lieh |liehen |geliehen |
|2a |e+u>eu>iu (io) |a+u>au>ou |ø+u>u |ø+u>u>o |
|got. |biugan |baug |bugum |bugans |
|ahd. |biogan |boug |bugum |gibogan |
|mhd. |biegen |bouc |bugen |gebogen |
|nhd. |biegen |bog |bogen |gebogen |
|2б |e+u>eu>iu (io) |a+u>au>ô(h,Den.) |ø+u>u |ø+u>u>o |
|got. |biudan |bauÞ |budum |budans |
|ahd. |biotan |bôt |butum |gibotan |
|mhd. |bieten |bôt |buten |geboten |
|nhd. |bieben |bot |boten |geboten |
|3a |i(e) + l ⁄ r +K |a + l ⁄ r + K |u + l ⁄ r + K |u > o |
|got. |hilpan |halp |hulpum |hulpans |
|ahd. |helfan |half |hulfum |giholfan |
|mhd. |helfen |half |hulfen |geholfen |
|nhd. |helfen |half |halfen |geholfen |
|3б |i + n ∕ m + K |a + n / m + K |u + n/m + K |u |
|got. |bindan |band |bundum |bundans |
|ahd. |bintan |bant |buntum |gibuntan |
|mhd. |binden |bant |bunden |gebunden |
|nhd. |binden |band |banden |gebunden |
|3 в |I vor nn, mm | a | U |u>o |
|mhd. |beginnen |began |begunnen |begunnen |
|nhd. |beginnen |begann |begannen |begonnen |
|3 г |e (i) vor ll, l +G | o | U | o |
|mhd. |swellen |swal |swullen |geswollen |
|nhd. |schwellen |schwoll |schwollen |geschwollen |
|4 а |i (e) + Sonant | a + S |ê (â) + S |u > o |
|got. |stilan |stal |stêlum |stulans |
|ahd. |stelan |stal |stâlum |gistolan |
|mhd. |stelen |stal |stâlen |gestolen |
|nhd. |stehlen |stahl |stahlen |gestohlen |
| 5 |i(e)+Geräuschl. | a | ê > â | i(e) |
|got. |giban |gaf |gêbum |gibans |
|ahd. |geban |gab |gâbum |gigeban |
|mhd. |geben |gap |gâben |gegeben |
|nhd. |geben |gab |gaben |gegeben |
| 6 | A | Ô > uo | ô > uo | a |
|got. |farân |fôr |fôrum |farans |
|ahd. |faran |fuor |fuorum |gifaran |
|mhd. |varn |vuor |vuoren |gevarn |
|nhd. |fahren |fuhr |fuhren |gefahren |
|7 a |reduplizier.Verben | ê > ia | ê > ia | |
|got. |haitan |haihait |haihaitum |haitans |
|ahd. |heizan |hiaz |hiazum |giheizan |
|mhd. |heizen |hiez |hiezen |geheizen |
|nhd. |heißen |hieß |hießen |geheißen |
|7 б | |eu > io |eu > io | |
|ahd. |stôzan |stioz |stiozum |gistôzan |
|mhd. |stôzen |stiez |stiezen |gestôzen |
|nhd. |stoßen |stieß |stießen |gestoßen |

В седьмой ряд аблаута входили глаголы, которые образовывали свои основные формы в древних индоевропейских и германских языках с помощью редупликации, т.е. удвоением начального согласного корня, ср., lat mordeō (ich beiße) – Perf. mamordī, got slēpa (ich schlafe) – Prät. 1., 3. P.Sg. saislēp. В первую подгруппу седьмого ряда входили глаголы с дифтонгом ia, ie (< germ ē2), во вторую подгруппу с дифтонгом eo, io ( en), например: got lagjan – ahd leggen – Prät leg-i-ta – Part. II gi-leg-i-t. Этот суффикс выступает как самостоятельная фонема в претерите глаголов с лёгкой корневой морфемой (краткий гласный) и в причастии прошедшего времени всех глаголов первого класса, например: ahd fullen (…...

Similar Documents

Free Essay

Advertisements Gone Haywire

...have. Also advertisements do not only seem bad, but statistically their cons outweigh their pros. Advertisements might look fun, but in the end the consumer might be a victim of false advertisement. One last argument is that advertisements are a constant invasion in people’s lives with the message that they need all those different products to be complete, taking advantage of the consumer’s gullibility or fear. This is why advertisements are a negative influence and is something today’s world would be better without. An example of the negative impact of advertisements is the Roni Deutch advertisements for A Professional Tax Corporation. This was a service that was advertised, and many people trusted, even after extensive research of the Corporation. Instead of “getting the maximum refund you deserve” like the advertisements say, clients money was stolen from them. Something else Roni Deutch addresses in her ad is, “Can you live on half your paycheck? That’s how much the IRS can take when they garnish your wages.” This particular message addressed in the ad plays on the consumer’s fear of not being able to pay their taxes. This is what presses a lot of consumers to purchase products because the advertisement targets their fears and causes them to buy things that will hopefully take those fears away. This helps to prove that advertisements a lot of the time waste people’s money and are a waste of people’s time. In my own experience I have seen many examples......

Words: 872 - Pages: 4

Free Essay

Der Tunnel - Analysis

...Deutch Aufgabe 1) Harry Melchior Harry Melchior ist die Hauptperson der Movie, er ist ein großen bald Mann, man kann auch Maskulin sagen. Er ist ein ehemaliger Spitzen-Schwimmer, davor ist er auch topfit. Er wohnt in der DDR, aber mit Hilfen von seinem Freunden kommt er aus West-Berlin. Sie hatten einen Fälschen Reisepass benutzt. Harry Melchior ist ein Herr mittleren Alters, vielleicht zirka 35 Jahre alt. Er ist ein Mann der Tat, und handelt inzwischen er denkt. Melchior ist sehr zielorientiert und setzt sein Leben für den Tunnel, davor kann man ihn auch Mutig nennen. Er ist auch ein bisschen temperamentvoll. Vittorio „Vic“ Constanza Vic kommt aus der englischen Zone, und er ist ungefähr Ende der zwanziger. Er ist gut gekleidet, und er sieht auch gut aus. Doch hat er eine Prothese, weil er nur ein Bein hat. Vic ist ein charmanter Mann, und er ist sehr redegewandt. Er ist auch clever und er benutzt oft seine Sprechfähigkeit die Polizei zu anzuführen. Davor ist er auch sehr Cool und wohlüberlegt. Harry Melchior vs. Vittorio „Vic“ Constanza Harry und Vic gleichen einander wie Nacht und Tag, zum Beispiel sagt Harry was er Meint während Vic ist viel nachdenklicher. Davor ist Vic der typ, der denkt bevor er handelt. Harry ist viel spontaner. Harry ist bald während Vic eine Schöne frisierte Braune Haare hat, auch trägt Vic schickere Kleider als Harry, der Kleidungstil Harry ist viel praktischer. 2) Geschichte durch einen Unterhaltungsfilm zu lernen, hat auch guten......

Words: 280 - Pages: 2

Free Essay

Elements Common to All Press Releases

...to see what are your weak spots, and see if you can't discover new ways in your line to make sales and profits.”(Trumbore).After World War II, Mr. Avery was sure of a resulting dep, Mr. Avery decided to save, nher store for a solid fourteen years. As a mmpany that once had revenues that were 80% of Sears’s, were reduced to 29O attempted to implement an expansion program, but to no avail. In 1997 Montgomery Ward was unable to recover and declared Chapter 11. Wh when creating the flyers and accessing what direction to go. So, far my marketing strategy has been successful. Montgomery Ward, on the otherhand, did not research the competition nor take the risk that needed to be taken until it was too late.   WORKS CITED Kaufman, L., & Deutch, C. (2000, December 29).Business day. Retrieved from http://www.nytimes.com/2000/12/29/business/montgomery-ward-to-close-its-doors.html Trumbore, B. (n.d.). Montgomery ward, part 2. Retrieved from http://www.buyandhold.com/bh/en/education/history/2001/montgomeryward2.html...

Words: 318 - Pages: 2

Premium Essay

Hyrdro Fracking in Marcella Shale

...has been proposed in the eastern states of Ohio, Pennsylvania and New York. This method of extraction is highly controversial, and is thought to have severe environmental and potential health consequences. This essay will provide further insight into the practice of Fracking in an area of shale known as Marcellus shale, and help to expose the environmental and human implications. What is Hydrofracking? Hydraulic Fracturing is an un-conventional process used in the extraction of gas in permeable rock (David 1973). A horizontal well is drilled into permeable rock such as shale and is injected with millions of gallons a high pressure fluid known as frac-fluid, this fluid is a mixture of sand, water, and an array of lubricating chemicals (Deutch 2011). The high pressure frac-fluid forces open fishers (cracks) within the rock which are kept open with sand granules; this allows pockets of gas to flow more easily from the shale (David 1973). Once the well is depleted all fluid that can be recycled is extracted, and the well is capped to stop any unused gas escaping (David 1973). The process of fracking is expensive and requires a lot of resources including millions of gallons of water that is sourced from local reservoirs and aquifers (David 2008). There are also substantial costs in the transportation of equipment and frac-fluid (Deutch2011). Despite these expenses demand for natural gas is great enough that there is still a large profit to be made. The Marcellus shale There......

Words: 1854 - Pages: 8

Free Essay

The Terrorist New-Battlefield

...Cyber: The Terrorist New-Battlefield Sparkle Grayson American Military University “American military superiority on the conventional battlefield pushes its adversaries toward unconventional alternatives.” - Carter, Ashton B., John Deutch, and Philip Zelikow Terrorism is not a new phenomenon. The use of terror tactics as a means of coercion, dates back to the 1st and 14th centuries AD. The first documented instance of terrorism that most resembled modern day terrorist tactics is attributed to the Zealots of Judea. This “terrorist” group showed many if not all the characteristics of modern day terrorists; being politically/religiously motivated, the organization of their group, and ultimately their goal, which was to strike fear into not only the current leaders or governing authority but into anyone who they felt agreed with the current state of politics. In short, though, their endeavor was ultimately unsuccessful, “the fact that they are remembered hundreds of years later, demonstrates the deep psychological impact they caused” (terrorism-research, 2013, n.p). Though terrorism is often associated with physical acts of violence, the ever increasing globalization of the world, and the increasing dependency on technology has given way to a new tactic that can be destructive to property, finances, and media. Cyber-terrorism is a new occurrence but is highly effective, and until recently the United States had no formal “cyber-protection” in the private......

Words: 1227 - Pages: 5

Premium Essay

Freedom of Press

...Arjan El Fassed (24 March 2001) ‘’Environmentally friendly reader wants to dispose of propaganda’’Posted Apr 28, 2011 By Elaine Swainson Dear Editor, We have always enjoyed reading about local issues in our local papers. Lately you have become a forum for left-wing activists. | 2-A-‘’’WASHINGTON (AP) - Disclosure that the CIA retains authority to recruit U.S. journalists for covert operations is drawing protests from the news media and demands that the practice be banned. "It puts our people in jeopardy," says Tom Johnson, president of CNN.’’ CIA Director John Deutch acknowledged last week that he has the right to waive 1977 rules that forbid assigning spies disguised as reporters, or enlisting reporters to serve as spies. Deutch commented after The Washington Post quoted an unidentified intelligence official as saying the CIA occasionally has waived the rules, which also apply to religious and Peace Corps workers. Deutch would not confirm the newspaper report, but he was likely to be asked about the practice today while appearing before the Senate Intelligence Committee. 2B-New York Times article of March 18, 1996 Those constraints chiefly concern the use of spies posing as reporters and the employment of bona fide reporters for intelligence missions. Foreign correspondents and C.I.A. station chiefs sometimes swapped information in 1976, a Senate committee headed by Frank Church learned that this practice had gotten out of hand. 2C-Editorial Board, Iowa State Daily Troy......

Words: 2519 - Pages: 11

Free Essay

Georgr Tanet and the Cia

...workaholic straightforward and loyalty. After he had spent four years as a lobbyist, he stared his career in Capitol Hill as a legislative assistant for Senator John Heinz. In 1985 he began working for the Senate Select Committee on Intelligence (SSCI) which he had a reputation as an “effective and efficient staffer who served his boss well” Because of his loyalty, impressed by Oklahoma senator David Boren, he was appointed to be the director of the SSCI, one of the most prestigious positions on the Hill. Later, Tenet joined President Bill Clinton's national security transition team in November 1992, after that Clinton appointed Tenet Senior Director for Intelligence at the National Security Council. He moved to CIA to become deputy to DCI John Deutch because his popularity on both sides of the Senate aisle. After Deuth quit after 19 months, Tenet was appointed as Director of Central Intelligence. During that time, CIA was in the period of inclination, budget was cutted, and they lost many officers. Tenet focused to improve CIA’s organization and fund rising rather than concerning to world affair. Tenet received a little interested from Clinton although he improve CIA’s morale, and because of his style at work he received popularity among CIA’s officers. During the Bush administration, Tenet became a trusted insider of Bush national security team. He had a great relationship with Bush, and they always defend each other. The one thing Tenet experienced with the Bush......

Words: 913 - Pages: 4

Free Essay

The Crisis of Crimea and Ukraine

...an Iron Curtain which divided the nations of Europe, with a circle of security which brings them together.” The coalition that came together to preserve stability to Bosnia included Poland, Hungary, and the Czech Republic. By the time NATO held its 1999 summit in Washington, D.C., the three countries had been admitted as NATO members. During the Bush administration, NATO would add seven more members, including the three Baltic countries and Bulgaria, Romania, Slovakia, and Slovenia. Croatia and Albania would join in 2009. Article 5 of the NATO declaration from the 1999 summit provided that we must be as effective in the future in dealing with new challenges as we were in the past and that is still its challenge today. Professor John M. Deutch was deputy secretary of defense when the Partnership for Peace was first presented. In a personal communication, he notes: Partnership for Peace was an inspired concept that bridged the original highly successful NATO Alliance to counter the Soviet occupation of central Europe, to a NATO alliance with broader participation that offers security to countries that still fear Russian aggression—as we now see with justification. General Gordon Sullivan was the Army chief of staff during the critical time when the Partnership for Peace was first introduced. Today, he looks back on this period with pride and comments in an internal note: The partnership for peace was and is a successful program. In repeated conversations with participants,......

Words: 3876 - Pages: 16

Premium Essay

Abolition and the Lasting Effects in East Africa

...colonial economy served as incentive and created a viable alternative means of survival for the slaves’ population mainly because of the emergence of a territorial wage labour market. So the emergence of a new plantation economy where massive production of cash crop was being undertaken was responsible for a breakdown of local power structure and relation between the slaves’ owners and slaves. Just as Deutch contend, “slaves who wishes to leaves their owner” (9) can now do so because the initial risk associated with flight was no longer a factor to considered when contemplating whether to leave or stay with the owner. It is important to states that the act of flight was a very risky adventure before the emergence of colonial plantation because the slaves risk the tendency of being recapture and face brutal punishment by the owners. In this sense, the economic approach to abolition of slavery though gradual, created economic independent for the slaves and the direct consequences of this was either flight or a renegotiation of employment terms between the slaves and their owner. Deutch captured this claim as he states “These slaves were enabled to renegotiates the terms of their service or employment, since with the emergence of a viable alternative in the form of flight, slavery itself became socially untenable relationship” (9). Moreover, the ultimate and somewhat precarious balance of power between the owners and slaves changed permanently. The initial power structure......

Words: 2827 - Pages: 12

Premium Essay

To What Extent Was Gustav Stresemann Responsible for the Increased Stability in Germany in the Years 1924-1929?

...charge and became chancellor in 1923 Germany’s economy was extremely unstable, Stresemann came to power to resolve many of Germany’s issues. There were many reasons why Stresemann was responsible for the stability, some of these included the end of passive resistance, the Dawes plan and the change in currency, all of these were good factors however some did hold some negative effects, He focused on improving the economy, relations with other countries and improving the social aspects of living. Although Stresemann’s actions and policies had both good and bad sides, overall it was because of these that Stresemann is responsible for the regained stability of Germany. Stresemann changed the currency when he became chancellor after 1923 from the deutch mark to the Rentenmark, this put an end to hyperinflation. Hyperinflation meant that the German currency became almost completely worthless with price rising by thousands from one day to the next. By making this change, Stresemann gave the Rentenmark a better value and allowed Germany to get out of the, what seemed endless, hyperinflation. However this had a negative effect too as the money the middle and working class lost during hyperinflation, they did not get back, this meant that they were unhappy with Stresemann’s change, but would have also been doomed without it. Also in addition, the economy was helped when Stresemann lowered the prices in Germany, this allowed more people to invest within Germany. The introduction of......

Words: 723 - Pages: 3

Free Essay

Atensi Pengunjung Berusia Remaja Terhadap Musik Techno Di Playground Cafe Yogyakarta

...berusia remaja untuk menikmati musik ini. Seiring dengan perkembangan jaman dan kemajuan teknologi kini para remaja menjadi gemar untuk bereksplorasi dalam mendengarkan lagu sehingga mereka mulai senang mendengarkan musik-musik yang tidak pasaran seperti musik Techno. Selain itu kini musik Techno dapat dinikmati dimana saja, tidak hanya terbatas pada tempat-tempat yang eksklusif. Atensi menurut William James yaitu pemusatan pikiran dalam bentuk yang jernih dan gamblang, terhadap sejumlah objek simultan atau sekelompok pikiran. Karena keterbatasan indra, manusia tidak dapat menaruh atensi pada seluruh stimulus yang ada, oleh karena itu dilakukanlah proses seleksi pada stimulus yang masuk. Dalam teori mengenai atensi selektif, Deutch & Deutch mengemukakan sebuah teori yang bernama 'Seleksi Akhir', yaitu manusia dapat menerima seluruh stimulus yang ada untuk kemudian diseleksi dengan cara mencocokkan pada persepsi awal yang dimiliki, jika sesuai dengan persepsi awal maka stimulus tersebut dapat masuk dan disimpan dalam memori. Dengan demikian ketika remaja memiliki kesukaan pada musik Techno berarti ia memiliki sebuah persepsi awal yang positif mengenai musik tersebut kemudian akan menaruh atensi pada Disc Jockey yang memainkan musik tersebut. Sebaliknya jika tidak, mereka tidak akan menaruh atensi pada Disc Jockey tersebut. Hal itu membuat saya tertarik untuk meneliti akan ketertarikan para pengunjung Playground Cafe yang berusia remaja terhadap......

Words: 780 - Pages: 4

Free Essay

Bloomberg

...Feb 11, 2016 9:15 AM EST By Arun Majumdar , John M. Deutch , Norman R. Augustine & George P. Shultz Two months after the end of the Paris climate summit, it seems natural to ask: What are the next steps? Do we need to do more? Three initiatives launched around the Paris meeting are an important start. Bill Gates announced the formation of the Breakthrough Energy Coalition, composed of philanthropists who will invest in public-private partnerships to invent and scale technologies. More than 20 countries led by the U.S. unveiled "Mission Innovation" and pledged to seek to double their government research-and-development budgets over the next five years to accelerate clean-energy innovation. Ten of the world’s largest oil and gas companies launched the "Oil and Gas Climate Initiative" to organize meaningful action through the sharing of best-practice information and other industry collaboration as well as to make investments in R&D and startups. These statements indicate that both the public and private sectors recognize that we live in a carbon-constrained world and that there will be a charge on carbon emissions, imposed through regulations or market prices or a combination of both. Thus, there is an imperative for industry to explore the commercialization of new innovative low-carbon technologies. Given the scale of the energy and climate challenges, the three initiatives are necessary but not sufficient. Why? Successful innovation must address technologies......

Words: 1170 - Pages: 5

Premium Essay

The Power of the Radioactive Atom

...like the high pressure coolant injection system that pumps coolant whenever there is a high temperature reading or the fuel rods reach their 600 degree Celsius threshold and the core catching system, nuclear power plants are extremely safe. Further evidence of its unprecedented safety is nuclear power’s long and standing safety records. Alternatively, with the horrors of pollution and global warming threatening the livelihood of humanity, nuclear power is a necessary asset to retire the use of burning fossil fuels. MIT professor John Deutch clearly states that: The generation of electricity from fossil fuels, notably natural gas and coal, is a major and growing contributor to the emission of carbon dioxide – a greenhouse gas that contributes significantly to global warming. We share the scientific consensus that these emissions must be reduced and believe that the U.S. will eventually join with other nations in the effort to do so. (Deutch 1) With nuclear powers firm infrastructure and safety procedures coupled with companies like Entergy Operations Inc, Exelon Generation Co LLC and Duke Energy Progress that pioneer in safe, secure and sustainable energy, these companies have established themselves as a powerhouse in the world of energy. To run a nuclear reactor 12-foot metallic tubes are required that house the fuel rods. But just like all sources of fuel, it will eventually run out. However, the amount of uranium buried underground untouched by any man can......

Words: 1394 - Pages: 6

Premium Essay

Toyota Social Performance

...related to the unintended acceleration during driving and pressure from the media caused Toyota to admit they intend to deceive the consumers by covering up the safety issues that lead to unintended acceleration (Brian et al. 2014). Due to Toyota refuse to accept the responsibility before they admit their fault, this act has considered breaching the social contract and caused some deadly accident. The concept of human rights as well as consumer protection increasing prevalent in society and gone into global stage is pushed on by World War II (Sinai Deutch 1994). Human rights refer to the right that belongs to every single human being and cannot revoke or taken by anyone under any circumstances. In a consumer-oriented society, protection of consumer become aware of preserving human rights and dignity against giant corporation and they have to place consumer satisfaction at the core of their every business decision (Sinai Deutch 1994). From this case, Toyota has put sales over safety and profit over principle which are not following the utilitarian model. According to the utilitarian model, Toyota should be making decisions based on the outcome of company as whole the stakeholders not only concerning benefits for the shareholder only (Brian et al. 2014). When the issues of unintended acceleration came up, Toyota claimed that there was nothing wrong with their car instead of taking the responsibility and solve the issue at the first time. As a consumer oriented company,......

Words: 1954 - Pages: 8

Free Essay

Alcohol Versus Students - Conformity and Bediance

...rules and laws when it comes to drinking alcohol. 60% of students drinking alcohol do so, as a result of socialising with friends with a high number stating it is to 'fit in' to their peer group. Contents Introduction Page 4 Methods Page 5 Results Page 6 Discussion Page 9 Conclusion Page 11 References/Bibliography Page 12 Introduction Are our behaviours and actions individual decisions based on our own thoughts and opinions? Or are they influenced some way, and if so by who or what? There have been many studies by psychologists such as Jennes (1932), Asch (1951) and Kelman (1958) on conformity and have largely resulted in the same argument. People conform to a majority influence. Deutch and Gerrard (1955) suggest that there are two reasons that we as individuals conform. Normative Social Influence (NSI) argues that the desire to 'fit in' and 'be liked' and not to be rejected influences us to conform to the majority, Informational Social Influence (ISI), argues that the desire to be correct and the lack of knowledge in an unclear situation influences us to be guided by those around us who have a greater knowledge. Taking NSI and ISI into consideration the, aim of this study is to conclude if social and group pressures play a part in conformity and obedience. Today's society suggests students are not even aware that they are conforming to group pressure or unknowingly wanting to be accepted by their peer group.......

Words: 1910 - Pages: 8